Dendr
Автор сюжетов
В городе N (история, которая будет развиваться по заказу читателей) 11.12.2014, 13:06
Пролог

Первыми восход встречали заснеженные верхушки Лисьих гор, возвышавшихся над городом с запада. Еще каких-то несколько минут спустя и само солнце выкатывалось из-за горизонта над водной гладью, и тогда можно было воочию убедиться, почему море было прозвано Розовым.

Впрочем, восход в столь ранний час наблюдали лишь немногочисленные рыбаки, оккупировавшие пристани в порту своими снастями, да городские патрули. А нескольким запоздалым гулякам было, конечно же, не до созерцания светила, их больше заботила потребность добраться до дома по запутанным улицам, последствиям хаотической застройки.

Основатели города, надо сказать, были весьма неординарными личностями, построив его ровно между побережьем и горной грядой, так что город в конце концов оказался сильно вытянутым в длину. Жилые кварталы в нем перемежались с рабочими и торговыми, так что даже подрбные карты зачастую были бесполезны, чем местные жители безусловно гордились и не упускали случая собрать плату у приезжего или просто заблудившегося за показ нужного им направления.

Солнце продолжало свой бег по небосводу и, наконец, коснулось своим лучом местной достопримечательности: стального щита, повешенного на стене древнего форпоста посередине одного из склонов. Споры о том, что было раньше, не утихали многие годы: то ли щит был повешен так, что солнечный зайчик, отразившийся от щита, “пробегал” по главной улице за день равноденствия, то ли это улица была проложена с таким расчетом. Одно лишь можно было сказать наверняка: местные студенты регулярно залезали наверх и начищали щит до блеска. Форпост быд давно заброшен и полуразваливался, что добавляло остроты в их вылазки, но не останавливало новых смельчаков.

Городские власти восстанавливать форпост не собирались, хотя общества по его защите возникали неоднократно, но скоро распадались. Был он в неудобном месте, откуда и вражеской-то атаки никто никогда не ждал, да и к тому же к этой руине давно все привыкли и не могли представить ее иначе.

А теперь главный вопрос: в каких исторических реалиях происходит действие?

Заметьте, автор оставляет за собой право трактовать пункты по-своему (но не противоречиво) - точно то же право и за голосующими. Неожиданные повороты сюжета прилагаются.
Средние века
10 (50%)

Индустриальный век
7 (35%)

Современность
3 (15%)

Всего голосов: 20

Король спонтанности, герцог импульса
Наверх
11.12.2014, 13:06
Dendr
Автор сюжетов
Re: В городе N (история, которая будет развиваться по заказу читателей) 17.12.2014, 11:14
Глава первая. Пека.

Когда Пека выгреб на середину озера, он положил весла на дно лодки и растянулся сам, уставившись в чистое звездное небо. Вообще-то отец приказал ему наловить до обеда побольше рыбы на продажу, но при такой погоде заниматься делом совсем не хотелось. Не было ни облачка, и ветер совсем не ощущался, зато звезды сияли, словно глаза богов. Мысли Пеки сразу заняла Лита - дочь деревенского кузнеца, с которой они дружили еще с малых лет, и с тех же пор планировали пожениться, но родители обоих были уверены, что им пока рано.

Пека обиженно потер подбородок: там уже росла щетина, и хотя на щеках все еще был пушок, он уверенно полагал, что уже достаточно взрослый. Эта мысль заставила его рывком сесть.
- А раз я взрослый, - сказал он сам себе вслух, - то значит, надо заниматься делом.
Тяжело вздохнув, он начал нарочито медленно и методично разворачивать удочки. Когда последняя из них была заброшена, он вернулся в прежнее положение. Рыба в озере была ленивой на поклевку - “Ну чисто наш барон!”, восклицали в деревне - поэтому ждать можно было долго.

Барон Лемкени, владелец этих земель, и вправду был неповоротливым ленивым толстяком. Настолько ленивым, что даже столь открытое подшучивание над ним никому ничем особенным не грозило. Замок Лемкениллан и так был открыт для свободного прохода любого местного жителя, правда, такой привилегий люди пользовались редко, ведь жизнь в землях Лемкени была довольно спокойной и малосвязанной с кем-нибудь поважнее Лемкени. Барон был вассалом герцога Альтабре, повелевавшего Пиннепортом, а чтобы добраться до Пиннепорта, надо было сначала дойти до Трехкаменного перевала в Лисьих горах, на что уходил день, а потом еще почти целый день - на дорогу вдоль берега Розового моря. Отличным подспорьем был постоялый двор прямо на перевале, хозяин которого радушно предлагал постель и стол любому путнику за разумную цену. Во всяком случае, даже за горсть медяков можно было получить миску горячей похлебки и место на помосте под крышей.

Пека знал это только из рассказов отца, сам он еще никогда не уходил так далеко от деревни. Впрочем, его не особенно и тянуло. Одно время он даже спорил с отцом - зачем продавать рыбу в городе, который и так стоит на море? Пришлось выслушать длинную лекцию о том, что рыба морская и рыба пресноводная  - совершенно разные рыбы, и к тому же в огромном городе ее все равно на всех не хватает.

Когда солнце, наконец, начало выкатываться из-за пиков Лисьих гор, Пека уже собрал небольшой улов. Вместе с солнцем появился и туман, который полностью скрыл от взора берега озера, и казалось, что весь мир просто исчез и осталась только его лодка, рыба в ней, да несколько поплавков на воде, которые подрагивали теперь гораздо чаще, чем раньше. Пеку после бессонной ночи начало безудержно клонить в сон, но он снова вспомнил, что взрослый и потряс головой в попытках взбодриться. На первый взгляд, это помогло, и он продолжил свое бдение над поплавками. Туман скоро рассеялся и солнце стало припекать шею, так что приходилось периодически ее смачивать водой, что вдобавок немного помогало в борьбе со сном, хотя один раз он едва не свернул себе челюсть зевком.

Пека посчитал пойманную рыбу. На первый взгляд, отец этим удовлетворится, так что можно было сворачивать удочки. До обеда было еще время, и Пека все же решил вздремнуть и снова прилег на дно лодки. Уже будучи в полудреме, он услышал, как кто-то, похожий по голосу на его младшего брата Юша, зовет его с берега, требуя немедленно вернуться на берег.

Как Пеке реагировать?

(голосование продлится до 12:00 пятницы 19 декабря)
Продолжить спать
5 (38%)

Отправиться узнать, чего хочет Юш
8 (61%)

Всего голосов: 13

Король спонтанности, герцог импульса
Наверх
17.12.2014, 11:14
Отредактировано: Dendr, 19.12.2014, 14:54
Dendr
Автор сюжетов
Re: В городе N (история, которая будет развиваться по заказу читателей) 25.12.2014, 14:06
Пека, шумно втянув воздух через ноздри, сел и обернулся к берегу. Юш отчаянно махал ему руками, подзывая к себе. У его ног лежала стопка мешков. Еще раз осмотрев улов - отец, по меньшей мере, недовольным не будет - Пека вставил весла в уключины и погреб к берегу.
- Что, кто-то умер? - с усмешкой поинтересовался он, когда вышел на берег.
- Нет, - на полном серьезе ответил брат. - Папа сказал, чтобы ты скорее собирал рыбу и шел к нему.
Не дожидаясь ответной реплики, Юш принялся перекладывать рыбу из лодки в мешки, и Пеке не оставалось ничего кроме как присоединиться.
Несмотря на небольшую разницу в возрасте, братья сильно отличались: Пека пошел, скорее, в мать: долговязый, темноволосый, с жилистыми руками. Юш же был копией отца - плотный рыжий коротышка, но при этом необычайно вертким, так что управлялся с мешками быстрее старшего брата.
Вытащив лодку на берег и перевернув ее, они сложили мешки с рыбой в тележку и отправились в деревню. Выйдя на центральную площадь, Пека сразу понял, к чему была такая спешка: обозники приехали на день раньше, и все, кто собирался в Пиннепорт, теперь суетились вокруг со своими товарами. Отец говорил со старостой, но когда заметил сыновей, быстро извинился и протиснулся через толпу к ним.
- Это все, что ты поймал? - скептически осмотрев мешки, спросил он.
- Да. Я…
- Неважно, главное, что успел, - оборвал отец Пеку. - Юш, быстро складывай все в ящики со льдом. Пека, бегом домой, там все готово, мать ждет. Мы отправляемся прямо сейчас.
- Мы что?
- Да, мы. Сын, сегодня ты, наконец, поедешь в Пиннепорт вместе со мной. И никаких возражений!

Глава вторая. Таррус.
Похлебка была отвратительной, но никто из его товарищей не возражал. Таковы правила. Таррус уяснил эту поговорку с первых дней своей работы на лесопилке, ее применяли ко всему, к чему было только возможно. Со временем только он начал понимать, что все эти правила придуманы не для того, чтобы потешить чье-то самолюбие, а ради них самих же. Нарушители получали травму, а кто-то совсем отчаянный лишался конечностей, если не жизни. Таковы правила, но все они, до единого, берегли здоровье. Поэтому их соблюдение стало не просто традицией, а навязчивой идеей.
Однако похлебка была все равно отвратительной.
- Что ты туда кладешь? - стукнув по столу ложкой, не выдержал Таррус.
- А теперь ты встанешь и пойдешь наружу, - тихо проговорил повар, скрестив руки на груди.
- Но… - попытался возразить юноша.
Холодные взгляды, устремленные на него сей же момент со всех концов стола, разубедили его затевать бесплодный спор. Он с угрюмым видом вышел и ушел к оселку, где начал править топор.
Лесорубы по одному выходили из столовой, повар последним вышел и направился прямиком к Таррусу. Некоторое время помолчав, стоя у того за спиной, он спросил:
- Так что конкретно тебе не нравится?

Что ответит Таррус?
Качество мяса
3 (23%)

Овощи (точнее, их недостаток)
3 (23%)

Таррус промолчит
7 (53%)

Всего голосов: 13

Король спонтанности, герцог импульса
Наверх
25.12.2014, 14:06
Отредактировано: Dendr, 26.12.2014, 19:07
Dendr
Автор сюжетов
Re: В городе N (история, которая будет развиваться по заказу читателей) 15.01.2015, 15:25
Таррус не ответил, продолжив сосредоточенно точить топор. А что он мог ответить, если ему отвратительно было все? И ингредиенты, и вода, и манера готовки.
Повар проскрипел зубами, уходить он не собирался явно. Было слышно, как он напряженно дышит.
- Щенок, - прошипел повар. - Жаловаться умеешь, а когда доходит дело до прямых вопросов...

Шестым чувством Таррус ощутил, что сейчас повар начнет действовать. Не разгибая спины, он резко перекинул топор в левую руку и обернулся в ту сторону, как раз в момент, когда волосатая лапища пролетела мимо его правого плеча. Топор Тарруса продолжал описывать дугу, целясь обухом в висок соперника, но тот чудом успел удержаться на ногах и поднырнуть под оружие.

Мгновения, которые потребовались Таррусу чтобы вскочить на ноги, повар тоже использовал с толком: перекатившись по земле, он схватил метлу и встал в стойку, держа ее как посох. Взревев, Таррус ринулся вперед, занося топор для удара, который повар парировал и тут же контратаковал, попав в колено противнику. Это на несколько мгновений остановило Тарруса, и он не заметил тычок уже прутьями в лицо. Метла была грязной, и юноша волей-неволей зажмурился и взмахнул топором впереди себя не глядя. Этот удар достиг цели: повар вскрикнул, и когда Таррус обрел снова способность видел, он увидел неглубокую рану у его соперника поперек груди, та уже начала кровоточить. Повар изподлобья смотрел на Тарруса:
- Ах ты, мелкий...

На шум драки уже сбегались другие лесорубы, некоторые доставали топоры, но Таррус не обращал на них никакого внимания, продолжая наседать на повара. У того было преимущество в размерах, но его оружие на боевое походило гораздо меньше. Наконец, очередной взмах сломал ручку в самой середине, повар начал пятиться назад. Его тут же оттер спиной Бангер, самый дюжий среди работников. Он сжимал в руках свой двуручный топор и, ускоряя шаг, наступал на Тарруса. Теперь была уже его очередь ретироваться, но за его спиной возникли еще двое, тоже со своими топорами, хотя и обычными. Таррус совершил резкий рывок в сторону одного, но это был обманный маневр: удар он нанес другому. Тот парировал и сделал шаг назад. Таррус прыгнул вперед, оттолкнулся от опешившего лесоруба ногами и, сделав кульбит, оказался за спиной слишком поспешно шагнувшего вперед Бангера.

Остальные мужчины сформировали круг вокруг бьющейся четверки и начали подбадривать их криками. Таррус отразил еще несколько ударов и скоро понял, что начал уставать. Его противники заметили его тяжелое дыхание и усилили натиск, так что вскоре Таррус только отбивался, и вот, когда глаза уже начал застилать тяжелый пот, раздался окрик управляющего Гроуда: "Стоять!". Все замерли, повинуясь. Круг разомкнулся, и Гроуд вышел на середину импровизированного ринга, где-то за спинами маячил повар, стараясь не смотреть никому в глаза. Гроуд хмуро осмотрел собравшихся, потом кивнул Таррусу: "За мной".

Двое поднимались в контору в молчании. Управляющий не оборачивался, и Таррус не знал, что подумать, просто следовал, поникнув голову. В конторе Гроуд сел на свой стул и внимательно, словно видел его в первый раз, оглядел Тарруса. Тот сглотнул.
- Я уже устал считать, сколько нарушений ты допустил, - сказал, наконец, Гроуд. - Но сегодня ты уже точно перебрал свой привычный лимит.
- Но я тут ни при чем! - запротестовал Таррус. Гроуд прервал его на полуслове, грохнув по столу кулаком:
- Достаточно! Не нужно никаких оправданий, и ты знаешь, что я должен сделать!
- Прошу, это было в последний раз...
- Верю, охотно верю. В последний раз. Потому что завтра тебя здесь уже не будет!
- Но...
- Что "но"?
- Мне ведь некуда идти!
- Подумать только! Ты только что об этом вспомнил? Как странно, ведь я знаю об этом... как же давно? Не помню уже. А скажи-ка, как это вышло, что тебе некуда идти?

Почему Таррусу некуда идти?

(в виду длительного перерыва, так как не все могли отойти от праздников, голосование будет закрыто вечером воскресенья)
он сбежал от работорговцев, которые везли его и других рабов из дальних краев
3 (25%)

когда он был маленький, его деревню разграбили разбойники, спасся он один
4 (33%)

Гроуд - его отец
5 (41%)

Всего голосов: 12

Король спонтанности, герцог импульса
Наверх
15.01.2015, 15:25
Отредактировано: Dendr, 18.01.2015, 22:05
Dendr
Автор сюжетов
Re: В городе N (история, которая будет развиваться по заказу читателей) 01.02.2015, 11:31
- Отец! - вскрикнул Таррус. - Ты нарочно подначиваешь меня?
- Вспомнил наконец, - буркнул Гроуд. - Вот только что изменилось? И знаешь что? Лучше никакого сына, чем такой как ты!
- Но мама...
- Ее давно нет с нами! И к тому же Ильда поддержала бы меня, - отрезал Гроуд. Затем он сощурил глаза и вгляделся в сына. - Ты что это? Плачешь, тряпка?
- Нет, - Таррус проглотил комок в горле. - Я...
- Ну?
- Я...
Гроуд ждал.
- Я признаю, был готов расплакаться минуту назад. Но, - он сжал и разжал кулаки, - я сдерживаю себя.
- Хорошо, - Гроуд смягчился. - Признаваться в своей слабости, не пряча лица - это уже достойно мужчины. Садись уже, - указал он на скамью у стены. - Но все, что ты сегодня сделал - наоборот.
- Но он начал пер...
- Молчать! - прервал Тарруса Гроуд, стукнув кулаком по столу. - Ты опять начал оправдываться. Началось с того, что правила нарушил ты. Нарушил? Ответь!
- Да.
- Более того, он подошел к тебе один на один и предложил объясниться. Что ты сделал?
- Я... молчал. Но я, правда, пытался вспомнить, как я должен был поступить по правилам.
- Уже не то! Ты их уже нарушил, и должен был вспоминать, как меньше всего нарушишь.
- И как же? - Таррус смотрел на отца вопросительно.
- Ответить, что именно не нравится в супе.

Таррус задумался. Гроуд встал, обошел стол и сел рядом с сыном:
- Понимаешь, мы все знаем, что суп отвратителен, но при этом мы не можем или не хотим ничего менять, и в первую очередь потому что это означает отрыв от работы. А работа - в первую очередь. Таковы правила.
- Ясно.
- Ничего тебе не ясно! Вот сказал бы, что не нравятся овощи, к примеру - тебя бы послали за овощами. Но, - Гроуд выставил ладонь вперед, - теперь все иначе. Ты должен уйти, Таррус. Совсем.
Таррус скривил губы и уставился на носки сапогов. Гроуд испустил тяжкий вздох и продолжил, похлопав сына по плечу:
- Ладно. Только во имя Ильды, я провожу тебя до ворот Пиннепорта. Только с Лисьих спуститься, а там два дня пути.

Глава третья. Трехкаменный перевал.
За столами постоялого двора было шумно: завтракавшие обозники гремели ложками, стучали кружками, чавкали и переговаривались, время от времени громко смеясь новой шутке. Пека сидел рядом с отцом и во все глаза смотрел вокруг, стараясь не сильно выделяться. Хозяин постоялого двора, по имени Доурен, пошевелил угли в очаге, потом подсел к предводителю каравана, который сидел как раз напротив Пеки:
- Сегодня в горах ночью был славный мороз. Ледянщики принесли большую глыбу, очень чистую и прозрачную.
- Сколько? - спросил предводитель Йихал, облизав ложку. - За всю?
- Тридцать.
Предводитель немного подумал, ковыряясь ногтем в зубах, и объявил:
- Десять.
- Но она большая и чистая! Двадцать пять, и только потому что я тебя уважаю.
- Двенадцать. Уважение уважением, но у тебя предостаточно льда, и он достается тебе даром.
- Двадцать два. Люди должны есть.
- Пятнадцать, мои тоже.
- Двадцать, и они расколят глыбу на отличные куски.
- Семнадцать, и пусть отдыхают.
Доурен вложил в свой вздох вселенскую горечь::
- Семнадцать форинтов, и лед колят твои люди. По рукам.

Йихал встал, все обозники тоже, за ними и Пека, как раз успевший доесть свою порцию:
- Собираемся, люди. Надо подготовить лошадей к дневному переходу, наколоть льда в холодильники.
- И кто-то должен помочь нам с женой убраться на кухне, - вставил Доурен. - Вас слишком много сегодня.
- Да, пусть, - согласился Йихал. Все стали расходиться.

Пека, чеша макушку, повертел головой.

Выбор занятия:

Куда податься Пеке?
помочь Доурену и его жене
2 (22%)

помочь людям Йихала наколоть льда
3 (33%)


1 (11%)

пойти с отцом в конюшню
3 (33%)

Всего голосов: 9

Король спонтанности, герцог импульса
Наверх
01.02.2015, 11:31
Отредактировано: Dendr, 04.02.2015, 15:35
Dendr
Автор сюжетов
Re: В городе N (история, которая будет развиваться по заказу читателей) 04.02.2015, 15:39
Пока он думал, один старик (кажется, его звали Нат) поднялся с места и предложил свою помощь на кухне, чем Доурен вполне удовлетворился, так что у Пеки оставалось уже только два выбора...

Так куда же?

[size=50](слишком поздно заметил, что форум глюкнул, но раз уж получился паритет...)[/size]
колоть лед
8 (66%)

в конюшню
4 (33%)

Всего голосов: 12

Король спонтанности, герцог импульса
Наверх
04.02.2015, 15:39
Отредактировано: Dendr, 05.02.2015, 21:25
Dendr
Автор сюжетов
Re: В городе N (история, которая будет развиваться по заказу читателей) 06.04.2015, 09:38
Отец передал ему теплый плащ:
- Возьми, накинь. Ты пойдешь лед колоть, тогда я к лошади? Или наоборот?
- Эм... Пап, ну давай я лед.
- Ладно, договорились. Вперед, Йихал не любит задержек.
Пека надел плащ и шагнул за порог. Порыв ветра тут же ударил ему в лицо, осыпав снежинками. Тавернщик не наврал, мороз стоял и правда такой, какой в долине бывает только в середине зимы. Вокруг лежал снег, даже деревья были покрыты инеем, таким густым, что он напоминал скорее соль, чем лед. Пека осмотрелся - где же льдина?
Из-за угла вышла вереница хмурых горцев - их сапоги были обиты огромными шипами. "Если таким ударить, то весь дух вышибет", подумал он. Сапоги доходили голенищами до колен, и у многих были покрыты коркой льда. Караванщики, которы шли им навстречу, перекидывались с ледянщиками короткими кивками и устремлялись на задний двор. Пека, недолго думая, пошел им вслед. Когда он вышел на площадку, из груди вырвался невольный вздох - льдина была просто огромной, он никогда такой не видывал. Несколько человек уже ловко карабкались на ее верх, подтягивая за собой чудные инструменты.
Несколько тяжеловозов, раздувая бока, словно кузнечные меха, отдыхали поодаль, за ними ухаживали пара оставшихся горцев. На ногах коней было тоже надето что-то вроде шипастых сапог, гривы их были столь густыми, что Пека невольно подумал, видят ли они что-то за ними. Один из горцев только что подвесил торбу кормом под морду одного из меринов, и тот принялся шумно жевать. Зрелище было настолько захватывающим, что Пека остановился, раскрыв рот.

Внезапно кто-то похлопал его по плечу, подойдя сзади.
- Ну, чего встал? - веселым тоном спросил кто-то. - Сама она не расколется. Давай помогай, коль пришел.
Пека обернулся: рядом стоял караванщик лет тридцати, с самой широкой улыбкой, какую Пека только встречал, венчала ее кучерявящаяся во все стороны борода.
- А что мне делать? - спросил он. Бородач критически осмотрел Пеку:
- На колку тебя не возьмут - там умение нужно... Вон, посмотри! - он ткнул махнул рукой в сторону верхушки льдины.
Парень, устроившийся на верхней ее части, только что закончил обвязываться веревками, на концах которых были большие крюки, вбил эти самые крюки в лед, надел рукавицы и, уперев нечто вроде большой остроги в лед перед собой, принялся ударять по верхнему ее концу молотом. По льдине пошла трещина, увеличивающаяся с каждым новым ударом. Вдруг парень крикнул "Хэй!", все, кто был внизу, отскочили на несколько шагов назад, а со льдины отвалился крупный кусок, упал на землю и раскололся на несколько поменьше. Теперь стало понятно, зачем нужны веревки с крюками: парень наверху не удержал равновесие и упал бы вниз, если бы не веревки, которые натянулись на крюках, и он всего лишь распластался наверху.
- Вроде все просто, - сказал Пека. - Почему меня не возьмут?
- Времени учиться мало, - ответил бородач. - А дробить на куски тоже - устанешь быстро, с непривычки. Поэтому будем таскать лед.
- Будем? - непонимающе спросил Пека. Его собеседник казался таким искушенным в колке льда, что ему было самое место там, наверху.
- Ага, будем. Мне, вишь ли, еще сложнее, - он похлопал себя по левому плечу.
Только тут Пека обратил внимание, что левая рука бородача подвязана к боку в неестественном положении, из рукава торчали безвольно свисавшие пальцы. Он не подал виду и протянул Пеке здоровую руку:
- Мэтон. А ты?
- Э... Пека, - они пожали друг другу руки.
- Ты, значит, рыбак, Пека?
- А то! - Пеку начало распирать от важности. - Буквально на прошлой неде...
- Нет уж, уволь меня от своих россказней. Знаю я вашего брата.
- Но...
- Нет, я сказал. Пошли лучше лед таскать.

Несмотря на увечную руку - Пеку сильно тянуло спросить, в чем дело, но он не знал, как об этом заговорить -, Мэтон очень ловко управлялся с лопатой, закидывая лед с одной стороны ящика, пока Пека делал то же с другой, после чего они вдвоем относили лед к обозу. Мэтон трещал без умолку, словно ему никогда не было с кем поговорить, и он нашел в лице Пеки благодарного слушателя. В первую очередь он объяснил, что если не Пека, к нему обычно присоединяется Нат, который сегодня так ловко ускользнул от обязанностей. Если же напарника не находится, он пользуется корзинами.
Выяснив, что Пека никогда еще не бывал в Пиннепорте, Мэтон тут же в красках описал ему и сам город, и порт, и море. По его рассказу, это было райское место: толпы людей, тысячи улиц, лавки, мастерские, увеселительные заведения, наконец, огромный парк вокруг замка лорда, с садами и зверинцем. Пека смотрел недоверчиво, но Мэтон так рьяно дергал себя за бороду, что ему пришлось сказать, что верит каждому слову. Уже через пару часов, когда верхние края льдины уже были по грудь стоящих на земле, Пеке стало жарко, но Мэтон предостерег его от раздевания. “Простудишься раз плюнуть”, пояснил он и в самом деле плюнул, и плевок замерз довольно быстро. Остальные постепенно прекращали колку и начинали тоже переносить лед к каравану. К тому времени все лошади были готовы к новому дню. Принесенный лед караванщики допыпали в ящики с продуктами, так что без дела никто не стоял.

Когда со льдиной было покончено, и караван был готов, вся компания собралась возле ворот постоялого двора. Даже Дореан вышел на крыльцо и встал в дверном проеме. Ледянщиков не было видно, но, судя по количеству выстроенных у стены шипастых сапог - при более внимательном рассмотрении они оказались накладками на обычные сапоги, они все были внутри. Йихал поднял руку - все замолчали, в наступившей тишине было слышно только фырканье лошадей. Прокашлявшись, Йихал собрался что-то сказать, но его остановил невнятный звук откуда-то сбоку. Все, включая Пеку, дружно повернули головы в эту сторону.

Что за звук?

С какой стороны он доносится, и кто его издает?
Цокот копыт со стороны долины: Юш, брат Пеки
1 (11%)

Пение со стороны горного кряжа: Таррус и Гроуд
6 (66%)

Сигнал рога со стороны моря: незнакомый рыцарь со свитой
2 (22%)

Всего голосов: 9

Король спонтанности, герцог импульса
Наверх
06.04.2015, 09:38
Отредактировано: Dendr, 10.07.2015, 09:06
Найден баг?