Ведущий
Общее доверие: 100%
Сергей Сенсеров 31.12.2010, 06:03
Когда руководитель исторической разведгруппы призвал сотрудников ОИЯИ поучаствовать в исследованиях и проникнуть через временные порталы в прошлые эпохи, аспирант Сергей Сенсеров вызвался первым. Как и всем добровольцам, ему предстояло пройти инструктаж и подписать множество документов, снимающих ответственность с организаторов за возможные несчастные случаи во время уникального эксперимента. Однако последним пунктом во всей программе подготовки должен был стать экзамен на знание реалий исторической действительности. И вот тут Сережа сплоховал. То ли сказались волнение и хронический недосып, то ли покачала память, но он так и не смог объяснить, чем камердинер отличается от камергера, на сколько пуд больше аршина и куда надо повернуть дышло, чтобы оно, куда нужно, вышло.
— Извини, Сережа, — сказал Пименов, объявляя результат экзамена, — взять тебя не могу совсем. Пропадешь. А юродивые в ту эпоху уже не столь модны.

Но Сенсеров, получив отказ, решил добиться своего всеми правдами-неправдами. Если ему не разрешают совершить путешествие во времени легально, он сделает это зайцем.

Стащить стабилизатор у доцента Пименова не составило особого труда. Он так увлекся чтением добытой переписки Григория Орлова и Екатерины Великой, что не заметил ни окончания рабочего дня, ни вошедшего в комнату аспиранта. Сергей же ловко добыл из кармана рабочего халата ученого и ключи от костюмерки, и сам стабилизатор. Выбрав незатейливый крестьянский наряд, аспирант кинулся к седьмому корпусу, из окна которого торчал провод подзарядки для Nokia, подключил к нему стабилизатор и набрал номер технической поддержки дубнинского интернет-провайдера. Вообще-то для открытия портала подходил любой номер, но этот в данной ситуации был самым подходящим. Метрах в пяти воздух заметно дрогнул и заискрился. И пока Сергей выслушивал бесконечное механическое: “Ждите ответа! Спасибо за ожидание!”, ткань бытия все более истончалась, открывая в прорехе иной, манящий неизвестностью мир.

Через десять минут портал полностью стабилизировался, и Сенсеров решительно шагнул вперед. Он оказался в какой-то унылой осенней степи под холодным ветром без какого-либо намека, где искать жилище. Временной портал зиял, как нора, под каким-то бугром и должен был оставаться стабильным в течение трех суток. Побродив по окрестностям с полчаса и так и не найдя никого из людей, Сергей совсем уж было отчаялся и собрался возвращаться домой, как вдруг заметил на горизонте несколько приближающихся черных точек. Прошло несколько минут, и двое всадников, сопровождавшие карету, судя по всему военные, приблизились к Сергею.
— Скажи, мил человек, ты местный? Как нам к Кушелевке проехать? Заплутали.
Переодетый аспирант, который был готов ко всему, даже опешил.
— Э-э-э.... туда вот поезжайте, — сказал он указывая в сторону, противоположную от портала. — А вообще куда вы следуете, люди добрые?
— Да старца в пустынь сопровождаем! Ну, здрав будь! — и пара кавалеристов, попутно дав знак вознице, умчалась в указанном Сергеем направлении. Сам же аспирант, проводив их взглядом, поспешил вернуться в Дубну.

Первая вылазка не слишком впечатлила Сергея. Он рассчитывал увидеть нечто большее, чем голую степь. А потому, подхватив висящую на проводе “нокию”, аспирант помчался к соседнему корпусу №3, где также имелась телефонная зарядка. Новый звонок провайдеру — и вот уже очередной временной портал алчно раскрыл свой зев. Вынырнул Сенсеров снова в сельской местности, но с более веселыми видами. Было примерно начало лета, светило яркое солнце, а молодая зелень радовала глаз. На изумрудном холме паслись коровы, чуть поодаль виднелась деревенька, а вдалеке сверкали волны широкой реки. Пастораль!

Оправив рубаху, Сергей двинулся в сторону селения, думая между делом, как бы не наткнуться на какого-нибудь приказчика, который запросто может запрячь его на сельхозработы. Тем не менее ему не встретилось ни местное начальство, ни персонал. Только по дороге бежал растрепанный, босоногий мальчишка и что-то кричал. Сергей окликнул мальчугана и подбежал к нему.
— Дяденька! Я видел, они там! Едуть! Тьма их! Что тараканы! Нашим сказать надобно!
— Что сказать, малец? Кто едет-то? — спросил ошарашенный Сергей.
— Как хто? Хранцузы! Во-о-н там, за рекой!

До Сенсерова постепенно стал доходить смысл происходящего. Отправляясь в свое путешествие он снова забыл взглянуть на разметку ученых и определить, в какой год он попадет. Но после слов ребенка все сомнения отпадали...
— Сынок, а река эта как называется? Неман? — спросил аспирант.
— Неман, что ж еще?!

От близости опасных приключений у Сергея приятно заныло в жилах.
— Беги, предупреди наших, а я сам погляжу. Численность войск посчитаю, дислокацию нарисую. Чтоб наши пришли и сразу знали, куда ударить мощным огнем артиллерии!
Малыш вытаращил глаза, а потом энергично закивал.
— Дяденька, а ты наш лазутчик? Да?
Мальчонка оказался смышленым, сразу понял, что тут что-то не так. Сергей не стал опровергать предположения ребенка, а только сказав ему пару напутственных слов, двинулся в сторону реки.

На противоположном берегу Немана и правда многотысячная армия Наполеона готовилась к переправе, таская бревна и сколачивая плоты. Прикинув немного свои силы и возможности, Сергей скинул одежду и поплыл через реку. Этот заплыв не остался незамеченным противником. На берегу Сергея уже ждали и, подхватив под руки, отвели к какому-то офицеру. Сенсеров ожидал такого поворота и ничуть не сопротивлялся.
— Я пришел увидеть Наполеона, — откровенно признался он на допросе, — и хочу с ним встретиться.
Французы, с самого начала сочтя Сергея перебежчиком, обращались с ним довольно деликатно, тем более что по поведению и манерам он мало походил на местного пейзанина. Его расспрашивали про дислокацию русских войск и между делом пытались выяснить, кто же он такой. Сенсеров отвечал уклончиво, но признался, что является “аспирантом”, чем поставил захватчиков в тупик. Решив, что к ним со стороны противника заявился магистр какой-то неизвестной им доселе масонской ложи, офицеры позвали некого крупного военачальника, который выгнал из палатки всех, кроме переводчика. Он стал задавать Сергею совсем уж непонятные вопросы про Устав Мемфиса и Мицраима, про мастера Хирама, но путешественник во времени многозначительно молчал и просил только показать ему Наполеона.
— Вы ищете встречи с Его Величеством? Он вас ждет? Тогда дайте какой-либо знак, чтоб я его передал Императору и Император впустил бы вас, — настаивал француз.
— Нет, Наполеон меня не ждет. Но мне есть, что ему сказать.
— Что же? Что вас связывает с Его Величеством?
— Ничего меня не связывает. Мне просто много известно про Наполеона, и я хотел бы его увидеть.
— Что же вы знаете?
Допрос затягивался, и Сенсеров не выдержал и выдал заученный к экзамену ответ:
— Наполеон I Бонапарт — французский полководец и государственный деятель. Император Франции (1804-1814 и в марте — июне 1815). В 1799 году совершил государственный переворот и стал первым консулом; в 1804 году был провозглашен императором. Уроженец Корсики. Начал службу в войсках в 1785 в чине младшего лейтенанта артиллерии; выдвинулся в период Великой французской революции (достигнув чина бригадного генерала) и при Директории (командующий армией). В ноябре 1799 совершил государственный переворот (18 брюмера), в результате которого стал первым консулом, фактически сосредоточившим в своих руках с течением времени всю полноту власти; в 1804 провозглашен императором. Установил диктаторский режим. Провел ряд реформ (принятие гражданского кодекса, 1804, основание французского банка, 1800, и др.). Благодаря победоносным войнам значительно расширил территорию империи, поставил в зависимость от Франции большинство государств Западной и Центральной Европы. Поражение наполеоновских войск в войне 1812 г. против России положило начало крушению империи Наполеона I. Вступление в 1814 г. войск антифранцузской коалиции в Париж вынудило Наполеона I отречься от престола. Был сослан на о. Эльба. Вновь занял французский престол в марте 1815 г. ("Сто дней"). После поражения при Ватерлоо вторично отрекся от престола (22 июня 1815). Последние годы жизни провел на о. Св. Елены пленником англичан.

Чем дольше Сенсеров говорил, тем больше вытягивалось лицо французского генерала. Переводчик, с трудом успевавший за речью перебежчика делался все бледнее и бледнее и наконец замолчал.
— Почему вы молчите! — прикрикнул на него генерал. — Берите перо, чернила и бумагу и в точности запишите все, что наболтал этот сумасшедший провидец! Немедленно! Выполнять!

И Сергею пришлось снова, но теперь медленно и с подробностями пересказывать биографию Наполеона Бонапарта. Это продолжалось несколько часов. Переводчик писал листок за листком на французском языке, а генерал их подбирал и читал, нервно прохаживаясь по палатке, вытирая со лба пот и то и дело выходя на воздух подышать. Была уже ночь, когда Сенсеров приблизился к концу своей саги:
— В октябре 1815 года английский фрегат "Нортумберленд" привозит Наполеона к скалистому острову, на 300 метров поднимавшемуся над морем, — к острову Святой Елены. Там находится военный гарнизон и проживает несколько семей бывших заключенных. Здесь Наполеон останется жить как государственный узник, здесь он будет терзаться, ссориться, обольщать жен офицеров, размышлять о прошлом, пока не умрет в вынужденном бездействии 5 мая 1821 года. Согласно его завещанию, 15 ноября 1840 года саркофаг с его останками будет помещен в часовне парижского Дворца Инвалидов.

Прочитав последние строки, генерал надолго задумался, а потом, крикнув своим солдатам не спускать с Сенсерова глаз, вышел вместе с рукописью. Сергей не сомневался, что направился он с докладом прямо к императору.

За Сергеем пришли ближе к рассвету, когда он уже успел задремать, положив голову на раскладной столик. Повели его не в палатку императора, а к реке. Наполеон стоял на берегу, пристально вглядываясь в чуть розовеющее на востоке небо. К переправе было все готово, и солдаты ждали приказа, но Наполеон медлил, он ждал загадочного провидца.
“Чтоб отменить пророчество, надо убить пророка”, — внезапно осенило Сергея. Он быстро огляделся, внезапным рывком кинулся к Неману и прыгнул в воду, оставив на берегу сонных конвоиров, для которых побег стал полной неожиданностью. За спиной раздалось несколько запоздалых выстрелов, не достигших цели. Сенсеров плыл и слышал крики на берегу. Он не сожалел ни о чем. Он увидел Наполеона!

Достигнув противоположного берега, Сергей скинул мокрую рубашку, которую ему дали французы, но своего крестьянского наряда в сумерках не нашел. Он помчался в сторону холмов, где должен был оставаться открытым временной портал.

Приземлившись на траве родного института, Сергей тут же кинулся бегом к костюмерке. Быстро, натягивая на ходу футболку, он побежал к корпусу №5, где располагался его отдел. И только он влетел в кабинет, как раздался взрыв. Пришлось возвращаться во двор.
Пространство вокруг института рябило и грозило разъехаться, как гнилая ткань. Выглядело это по-настоящему жутко. Со стороны Корпуса управления коллайдером бежал техник Беспалов.
— Что это было? — крикнул он издалека.
— Должно быть, разрыв пространственно-временного континиума, — ответил Сергей. — Это где-то в прошлом случилось, до нас волна докатилась.
— Надо узнать. Идем в Центральный корпус, — предложил Беспалов.

Едва войдя в коридор Григорий и Сергей увидели секретаршу Сонечку, которая разговаривала с каким-то монахом.
— Я умер или все еще жив? — спросил он.

Быстро сообразив, что перед ними выходец из иного времени, сотрудники института решили деликатно отвести монаха в первый корпус, где временно располагался отдел историко-разведывательной группы. Взялась провожать гостя Сонечка.

Сергей и Григорий вышли во двор и уставились на мерцающие в дальнем конце институтской территории временные порталы.
— Может, их как-то можно закрыть? — спросил Беспалов.
— Закрывать не получается, — ответил Сенсеров. — Они сами должны развеяться.

Оставив Григория, Сергей направился в пятый корпус, однако находиться долго в своей лаборатории не смог и спустился вниз. И тут же во дворе к нему кинулся какой-то человек в старинной военной форме. Не иначе как сбежал с войны с Наполеоном.
— Стоять! — скомандовал он по-военному. — Кто такой?
Сергей даже опешил.
— Аспирант Сергей Сенсеров. Вы... вы прошли через портал? Вам нельзя было....
— Что значит, нельзя?! — возмутился офицер. — Посреди леса дыру выставили, а я должен был мимо пройти? Отвечайте, что это такое и где я нахожусь? И куда делся этот ваш старец?
— Сейчас, сейчас, мы все исправим, — пробормотал он под нос, направляясь к третьему корпусу и порталу возле него. — Нужно только еще немного стабилизировать портал, а то надолго его не хватит.

Офицер ни на шаг не отставал от Сергея. Стабилизатор же вызвал у пришельца из прошлого неподдельный интерес.
— Что за чертовщина! — воскликнул он.
— Это стабилизатор, господин офицер, — начал объяснять Сенсеров. — Он позволяет открыть проход в другое время. Вот вы из своего времени случайно попали к нам, на 200 лет вперед. Сейчас мы портал стабилизируем и вас вернем.
Военный просто рассвирепел:
— Стабилизатор?! Да кто тебе позволил такие опыты ставить?! Показывай, как твоя машинка работает!
Сергей постарался успокоить офицера.
— Сейчас я вам все покажу. Все просто. Вот тут надо последовательно набрать определенные циферки, а потом подождать 10 минут. Принцип действия я вам не скажу, на самом деле этого никто не знает, но алгоритм четкий. Только подзаряжать трубку нельзя забывать. А для этого нужно вставить этот проводок вот в это отверстие. Проводки же из некоторых окон торчат.
— Дай сюда!
— Погодите. Еще несколько минут подождать надо. Потом сами попробуете... Тут вдоль институтского двора отметки поставлены. По ним видно, в какой год можно попасть.
— Ясно, разберусь.
— Погодите, — спохватился Сергей, — а вы вообще кто и из какого года? А то я вас на войну с Наполеоном отправить собрался, а вы, может, из другого времени.
— Не было никакой войны с Наполеоном! — проревел офицер. — А я Павел Иванович Пестель, полковник Вятского пехотного полка. И сейчас на дворе Лето Господне одна тысяча восемьсот двадцать пятое!
— А... Так это вас, значит, в следующем году повесят!
Пестель остолбенел:
— Повесят? За что?
— За организацию вооруженного мятежа в декабре этого года.
— Но... я не собираюсь организовывать вооруженный мятеж, — обескуражено произнес несостоявшийся декабрист. Сергей сразу же перешел в наступление.
— Вы обязаны его организовать! Иначе нарушится пространственно-временной континиум, полетят ко всем чертям причинно-следственные связи! Вы соберете мятежников на Сенатской площади, а потом обязательно будете повешены! И если на вас не затянут петлю, то всем нам кранты!
Пестель оторопел от такой наглости:
— Но я не хочу быть повешенным! Я не собираюсь, как агнец, идти на заклание ради вашего континиума. Вешайся сам, щенок, если хочешь!
И с этими словами Павел выхватил из рук Сергея колодку с пуговицами, а самого парня толкнул в уже окончательно “стабилизировавшуюся” дыру.

Приземлился Сергей мягком и одновременно колючем, в полной темноте. Вокруг приятно пахло летом и скошенной травой. “Сеновал, — догадался аспирант. — Романтика! Не хватает только селянки”. И словно кто-то услышал его мысли, потому что рядом что-то зашуршало и забурчало во сне. Прошла еще минута, и раздался пронзительный девичий визг, а следом и мужская ругань. Сергей вскочил на ноги, и понял, что парочка молодых крестьян, уснувшая после любовных утех, внезапно пробудилась и увидела открывшийся временной портал.
“Отчего портал открылся не в том месте, где прежде?” — промелькнула мысль в голове Сергея, но тут же и угасла, так как пришлось улепетывать от крепкого парня в одних подштанниках, успевшего подхватить вилы. Сергей не сплоховал и дотянулся до какого-то шеста и стал им немедленно размахивать, отбивая все атаки вилами. В чью пользу решился бы поединок, сказать трудно. Деревенский парень, конечно, был силен и вынослив, но и Сергей на свои физический данные не жаловался. Да только вот девушка, натягивая на ходу рубаху, с криком помчалась по деревне, призывая людей на подмогу. И вскоре аспирант оказался в плотном кольце селян, вооруженных вилами, косами, лопатами, цепами, мотыгами и оглоблями. Свет полной луны придавал этой сцене нечто мистическое или даже эпическое. Крестьяне были убеждены, что перед ними демон, соблазняющий молодых девок ночами на сеновалах.
— Люди! Да вы чё! — заорал что есть мочи Сергей. — Я только переночевать хотел. Я ж не знал, что я там не один!
— А что за дупло ты там продолбил? И чего оно огнями играет? — спросил парень.
— Не знаю, сам испугался! — соврал Сергей. — Пошли вместе посмотрим, может, разберемся.
— Не-е-е... Не пойду! Я дупло не долбил, и смотреть его не буду. А вот ты вроде как из того дупла и выпал. Что, не так?
Сергею надо было как-то выкручиваться.
— Да честно, не знаю. Люди добрые! Пошли вместе посмотрим, что за дупло, а то я один боюсь.
Но община не спешила ни идти на сеновал, ни отпускать туда Сергея. И тут вперед вышла ночевавшая в сене девица.
— Пошли, раз никто не хочет, глянем на дупло. Может, уже рассосалась.
— Алёна! — проревел парень. — Ты куда?
— Тебе страшно, так и стой здесь. А я гляну. Любопытно больно.
И Алёна вместе с Сергеем вновь зашли на сеновал. Портал по-прежнему висел в воздухе на небольшой высоте.
— Полезли! — сказал аспирант, подхватывая девушку под локоток. — Я тебе расскажу большую тайну. Хочешь же?
Еще бы девушка не согласилась! Особенно когда рядом с ней на сеновале такой видный парень, причем по выговору вроде даже и не деревенский. И пусть над головой висит странное “дупло”, оттого и чувства острее. Алёне давно надоели местные парни и хотелось чего-то особенного, необычного и даже жуткого.
Когда спустя несколько минут не дождавшиеся “разведчиков” селяне вошли всей толпой на конюшню, Алёна и Сергей затаились в стоге сена, будто бы их и нет. Мужики еще некоторое время обеспокоено бурчали, но к “дуплу” подходить не решались. Пропала Алёнка, и пропала с концами. Пропала вместе со странным пришлым парнем. Не иначе как черти из дупла вылезли и слопали. А в общем, туда им обоим и дорога. Наглая была девка, бедовая, бесстыдная и своевольная. Через нее всем мужикам была беда, а бабам слезы. Махнули мужики рукой и ушли. И даже Трофим, что с этой девкой в последние дни был, горевать не стал.
А Сергей и Алёна вылезли из сена и так и провалялись до утра. Когда же солнце поднялось высоко, Сергей схватил девушку в охапку и подпрыгнул с ней. Приземлились они оба уже на институтском дворе.

— Ой, чего это? — заорала Алёна. — Мы где?
— Мы в будущем, милая! — как-то буднично ответил Сергей. — Не пугайся, все под контролем. Тут все не так, как у тебя, но это все равно Россия.
Алёна захлопала большими глазами.
— Пойдем, что-нибудь из одежды тебе другое присмотрим, — сказал Сергей, глядя на измятую крестьянскую рубаху девушки, потянул ее в ангар с костюмами. Алёна особо не сопротивлялась.
— Надень вот это, — Сергей достал из шкафчика самое близкое по времени из того, что там нашлось — бесформенные брюки-бананы начала 80-х годов ХХ века, дутую стеганую куртку того же времени и спортивную футболку. Девушка фыркнула, но все же оделась и довольно быстро. Сам Сенсеров выбрал для себя узкие штаны и белую рубашку на выпуск — наряд, по которому трудно определить эпоху.
— Пошли! — Сергей протянул руку. Алёна, еще не успевшая отойти от шока, повиновалась. Но только они вышли в институтский двор и оказались возле портала, у девицы началась запоздалая истерика.
— Верни меня назад! — закричала она. — Домой хочу! — и со всей силой рванула к порталу. Сергей, державший ее за руку, машинально сжал кулак, пытаясь остановить беглянку, но оттого не удержался на ногах и попал в зону действия портала.
Через несколько секунд Сергей оказался под тем самым холмом рядом с рекой Неман, что и... сколько времени назад? — это смотря как считать.
— Ой! Это ж нас на шесть верст откинуло! — сообщила девушка, заставив и аспиранта задуматься над таким странным перемещением временных порталов в пространстве. Неужели кто-то успел уже что-то подкрутить в истории и без него.
— Там французы, милая! — сообщил Сергей. — Пошли посмотрим!

Однако, подойдя к реке, Сенсеров увидел уже не наполеоновскую армию, а многочисленные части русских войск.
— Сереж, пошли отсюда! — дергала аспиранта за рукав Алёна.
— Я хочу посмотреть, что там произошло. Жди здесь, я вернусь.
И не снимая своей одежды, Сергей поплыл через Неман. На сей раз он был схвачен уже русскими часовыми.
— Я свой, свой! — кричал Сергей. — Я хочу Кутузова увидеть! У меня для него важные сведения.
— Поговори сначала с нашим поручиком Ржевским. А уж он решит, настолько ли важны твои сведения, чтобы беспокоить лично главнокомандующего, — ответили ему.

Беседуя с Ржевским, Сенсеров с трудом удерживался от смеха. Поручик и правда был забавным малым, и они быстро нашли общий язык. Во время этого задушевного разговора за пуншем между многочисленных баек о бурных вечеринках, о женщинах выяснились и очень важные для Сергея исторические факты.

Как оказалось, накануне русская армия под предводительством генерал-фельдмаршала Голенищева-Кутузова преодолела Неман, поскольку ожидала приближения войск Наполеона. Разведка доносила противоречивые сведения. Бонапарт в настоящий момент находился в польской области Мазовии и еще не принял окончательного решения, выступить ли против Пруссии или против России.
— Но позвольте, — возражал Сенсеров, припоминая материалы, изученные к экзамену по истории, — разве 24 февраля Наполеон не заключил с Пруссией союзный договор, которая должна была выставить против России 20 тысяч солдат, а также обеспечить тыловое снабжение французской армии?
Ржевский выпучил глаза:
— Ничего подобного не было. Откуда у вас такие сведения? У Пруссии еще недостаточно сил, чтобы идти на конфликт с нами, вот лет через 10-20...

Сергею стало немного неуютно. Историю определенно кто-то уже успел подкорректировать. При дальнейших расспросах поручика выяснились еще более любопытные сведения. Осенью 1773 года российская императрица Екатерина II услышала о мятеже на Яике, поднятом ее супругом, которого она до сих пор считала мертвым. Правительственные войска были срочно направлены на Урал, и вскоре выяснилось, что Петр Фёдорович побуянил и успокоился, а вернее сбежал в тот момент, когда армия уже приближалась к очагу мятежа. Екатерина Алексеевна очень быстро распознала в этой провокации руку Пруссии, вынудившей на фоне войны с Турцией оттянуть русские войска с запада на восток, чтобы ударить по незащищенным границам и отвоевать ту часть Польши, которую Россия только что получила в результате раздела. Екатерина не сомневалась, что ее оживший супруг (если это действительно был он), попытавшийся взбаламутить яицких казаков, уже веселится на балах в Кенигсберге. Тогда она приняла хитроумное решение. Чтобы защитить тылы от подобных провокаций впредь, она предоставила яицким казакам особые вольности и освободила от части налогов, чем успокоила уже начавшиеся брожения. После этого, сформировав из казаков отдельные, привилегированные ударные части, она объявила войну Пруссии и нанесла ей сокрушительное поражение, от которого тевтоны не могут оправиться по сей день.

— Позвольте, поручик, но это же был Пугачев! — пытался возражать Сергей.
— Какой Пугачев? Кто Пугачев?
И Сенсеров замолчал, решив не смущать Ржевского своими знаниями альтернативной истории. Он лишь рассказал, что имеет точные сведения о намерении Пруссии развязать широкомасштабную войну против России. ОН также упомянул о неком Отто фон Бисмарке, который вынашивает куда более амбициозные планы о новом порядке во всей Европе. Поручик Ржевский был в возмущении. Он сообщил, что немедленно должен доложить об этом вышестоящему начальству, и удалился.

Сергей вышел из палатки, освежить изрядно затуманенную пуншем голову. И тут он заметил, как двое солдат ведут от реки мокрую Алёну, о которой он уже успел позабыть. Девушка дрожала и плакала, Сергей подбежал к ней.
— Ты оставил меня. Мне стало обидно. Я пошла в деревню, а там... а там...
— Что случилось? — почувствовал что-то неладное Сергей.
— А там я!
— Совсем рехнулась девка! — заметил один из солдат, кинувший ей на плечи шинель. — Говорит, что двойника своего встретила.
Сергей сразу протрезвел.

Тем временем с доклада полковнику вернулся Ржевский.
— Господин Сенсеров! Сейчас вас примет высшее начальство, — сообщил он, отмечая метким взглядом Алёну. — Вас сейчас отведут в ставку.

На совете у командования Сенсерову пришлось выкручиваться, чтобы убедительно объяснить, откуда у него взялись сведения о тайных планах Пруссии. В конце концов и Багратион, и Барклай де Толли ему поверили и решили разработать такой план военной операции, который вынудит Бонапарта выдвинуться из Мазовии на север и снова разгромить Пруссию. Тем самым и силы французов будут ослаблены, и возрождающийся враждебный очаг будет уничтожен. Лишь только Кутузов, проспавший почти весь совет под конец открыл свой единственный глаз и заявил, что желает поговорить с господином Сенсеровым наедине.
— Я не верю твоим словам, юноша, — сказал Михаил Илларионович, когда они остались вдвоем. — Ты что-то скрываешь. Рассказывай на чистоту.
Сергей понял, что отпираться бессмысленно.
— Не смею лгать, — ответил он. — Я не отсюда, я из будущего. Я знаю, что произойдет на протяжении последующих двухсот лет. И скажу вам, что Пруссия станет источником двух страшных мировых войн, в огне которых погибнут миллионы.
— Придумай что-нибудь получше, молодой человек!
И Сенсер поклялся, что он не лжет. Он также рассказал Кутузову об открывшемся временном портале на другом берегу реки и предложил его показать.
Кутузов смотрел серьезно.
— Ты не похож на безумца!
— Неужели вам не любопытно, Михаил Иллирионович! — сказал с обескураживающей простотой Сергей.
И Кутузов сдался. В сопровождении нескольких солдат, они на лодке переплыли Неман и двинулись к холму. И видавший виды полководец остановился перед странным искрящимся вихрем, пронизывающим пространство до глубин естества.
— Там грядущее? — спокойным, полным выдержки тоном спросил Кутузов и, получив утвердительный ответ, скомандовал: — Пошли, юноша!

Оказавшись в Дубне, Сергей повел великого полководца к Центральному корпусу. Однако, проходя мимо четвертого корпуса, он вынужден был бросить своего благородного спутника, причем с одобрения последнего. Дело в том, что из здания доносился шум и женские крики. Кому-то требовалась помощь.

Вбежав в четвертый корпус, Сергей увидел там Алёну, секретаршу Сонечку и дерущихся Ржевского и Наполеона.
Русский поручик и французский император умели драться, и сцена их поединка была не для слабонервных. Неизвестно, в чью пользу закончилась бы эта схватка, если бы не Сергей. Заминка длилась пару секунд, но их хватило, чтобы девушки накинулись на своих кавалеров, останавливая их от драки.
— Не сметь никого убивать! — закричал Сергей. — Вы катастрофически нарушите ход истории, которая и так нестабильна!
Похоже, слова аспиранта подействовали, хотя ему пришлось еще долго работать с подопечными.
Наконец страсти улеглись, Наполеон из разбитого холла отправился с Сонечкой направо, Ржевский с Алёной, как всегда, налево, а Сенсеров, обхватив голову, остался сидеть внизу. Он смертельно устал, и ему хотелось спать.
Проснулся Сергей от свиста, криков и ржанья коней во дворе. Правда, когда он выглянул на улицу шум уже прекратился. Зато он увидел Наполеона, который вместе с Сонечкой и при попустительстве Пименова и Беспалова входили в портал 1812 года. «Там же столько наворочено, нельзя просто так вернуться», — подумал Сергей. Тем временем в холле появились Ржевский и Алёна. Узнав о бегстве Наполеона Ржевский завелся и хотел идти его искать, но Сергей, испугавшись, что смертоубийства теперь уж точно не избежать, попытался остановить поручика. Ржевский справился с Сергеем быстро, вырубив его несколькими ударами и связав телефонным кабелем.
Очнулся Сергей оттого, что его развязывала некая дама в одежде восемнадцатого века. Лицо ее было не очень знакомо Сергею, лишь потом он узнал, что это была Екатерина Дашкова.
— Иди, юноша, — ласково сказала она на прощание. — Возможно, мы еще увидимся.

СТ: похищение стабилизатора и манипуляции с ним
Наверх
31.12.2010, 06:03
Найден баг?