Ведущий
Общее доверие: 100%
Пименов Аристарх Несторович 31.12.2010, 06:04
В тот вечер Аристарх Несторович задержался в институте по серьезной причине. В его распоряжении оказалась добытая утром переписка Екатерины второй с Григорием Орловым, и он за множеством иносказаний и эвфемизмов пытался разглядеть все подробности отношений этих великих людей. От очередной галантной фигуры речи его отвлек звук, похожий на взрыв. Выглянув из окна корпуса №1 во двор института, Пименов сразу все понял.

— Разрыв пространственно-временного континиума! Опасность номер один! — закричал Пименов, проносясь по коридорам института в сторону буфета. — Реальность сейчас порвется к чертовой матери! Спасайтесь!
По дороге ему встретилась секретарша Сонечка, испуганно выглянувшая из кабинета директора и помчавшаяся вслед за руководителем исторической группы. Они вовремя успели включить в буфере микроволновые печи. Еще секунда — и их разорвало бы волной нарушенного пространственно-временного континиума. Территорию института накрыло защитным куполом. Пименов вспомнил о стабилизаторе, который оставил в кармане рабочего халата, и побежал в свой кабинет. Увы, ценный научный аппарат отсутствовал.

Пименов обследовал все места, в которых он мог оставить прибор, но так ничего и не нашел. И тут в дверь постучали, и вошла секретарша Сонечка вместе с каким-то монахом.

— Так я умер или все еще жив? — спросил незнакомый визитер. Пименов почувствовал нечто неладное.
— Вы живы, не волнуйтесь, вы живы, просто вы попали... в не совсем обычное место...
— Я это уже понял. Не удосужитесь ли вы объяснить, что это за место. Думаю, с этого будет проще начать разговор. И неплохо было бы представиться.
— Да-да, конечно, — спохватился ученый. — Я ученый. Меня зовут Аристарх Несторович Пименов. А вы?
— Я Федор, отшельник...
Пименов поклонился, как того требовали старые нормы приличия, и сообщил:
— Вам срочно надо вернуться назад, иначе тут все взорвется. Вы попали не в свое время. Вы попали в будущее, и тем самым нарушили причинно-следственную связь. Сейчас в нашем времени все резко меняется. Еще немного, и последствия станут необратимыми. Я прошу вас.
— И куда же я должен удалиться? — холодным тоном спросил монах.
— Туда, откуда вы к нам попали, в тот самый временной портал. И вы окажетесь на своем месте, и у нас все вернется в норму. Пожалуйста, батюшка, я прошу вас.

Монах хмыкнул и, не сказав ни слова на прощание, удалился. Пименов же вновь принялся за поиски стабилизатора. Положение было просто отчаянным. Вдруг в кабинет влетел Беспалов и закидал его вопросами: что происходит, что делать, кто виноват, как все исправить?
— Меня больше волнует вопрос, что там за белой пеленой нестабильного пространства? — ответил ученый. — Как долго мы здесь протянем и что будет с нами, если мы все же выйдем за пределы института? Вполне возможно, что там, в параллельном мире мы просто не рождались в принципе. И как нам дальше быть?
— Давай, по маленькой, Несторыч! — предложил техник. — У меня чистый технический спирт! И ответы на все вопросы найдутся.
И руководитель исторической группы, следуя совету Беспалого, отправился в Корпус управления коллайдером....

Запасы технического спирта у Беспалова оказались внушительные. И даже запасы закуски для особого случая имелись. После второй стопки все проблемы истории сошли на нет, а после третьей... После третьей стопки дверь технической комнаты распахнулась, и на пороге оказался суровый мужик в теплом кафтане и, саблей и ружьем. Увидев на столе бутыль, он, ни слова не говоря, схватил ее и прямо из горла выпил несколько глотков.
— Ну и крепкий у вас самогон, мужики, — удовлетворенно заключил он.

В вошедшем Пименов быстро распознал самого Емельяна Пугачева. Впрочем, временная пропасть не помешала предводителю крестьянского восстания стать третьим в славной мужской компании. Беседа заладилась очень быстро и вскоре перешла в песенную стадию. И вот, когда собутыльники в очередной раз затянули “Из-за острова на стрежень”, в комнату заглянул еще один персонаж, при виде которого в Пименова и Беспалова открылись рты. Смешные усики над верхней губой, характерная челка… трудно было не узнать Адольфа Гитлера.
— Ах ты, проклятый, еще жив! — взревел Григорий. — Мало тебя в сорок пятом отделали! — И достав из кармана гаечный ключ, он накинулся на проклятого фашиста.
Адольф попытался выскользнуть из комнаты, но ему преградил путь Пугачев.
— Несторыч, кто это? — спросил мужицкий атаман.
— А это главный преступник ХХ века. Гитлер капут! — еле ворочая языком, проговорил Пименов.
— Ах так! Вот я тебя, разбойник и душегуб!
Адольф избежал удара тяжелого кулака только благодаря тому, что спрятался под стол. Однако убежище это оказалось весьма непрочным. Стол перевернулся, когда троица с криками: “Бей фашиста” попыталась достать оттуда несчастного.
Огромная бутыль и стаканы свалились на пол, и собутыльники тут же кинулись спасать драгоценную жидкость, а Адольф получил шанс смыться.
А дальше началась погоня. Сначала художник попытался спрятаться где-то в здании, но его все равно нашли, потом он выскочил на улицу и побежал вперед.

Адольф Гитлер оказался проворным малым. Он выбежал во двор и так быстро сумел спрятаться, что его пришлось искать. Доцент Пименов передвигался с трудом, однако он хотел поучаствовать в поисках диктатора, вскоре, правда, он полностью потерял ориентацию в пространстве. Он различал только два временных портала, светившихся на небольшом расстоянии друг от друга. Подходя к одному из них, он споткнулся и увидел лежащий на земле стабилизатор. Прибор был практически разряжен. Не долго думая, Аристарх Несторович сунул его в карман и пошел напрямик через институтскую территорию. Остановившись возле одного из корпусов, он принялся заряжать аппарат от специально выведенной на улицу зарядки. Тут Пименову стало совсем нехорошо, и он присел на траву, случайно наступив на стабилизатор ногой. “Вы позвонили в сервис-центр. Ждите ответа. Спасибо за ожидание”, — раздалось в трубке.
А потом он куда-то полз, куда-то проваливался и летел, а очнулся уже на какой-то кушетке, прикрытый теплым одеялом. Обстановка кругом была не просто богатая, а роскошная. Перед кушеткой стояли две женщины в костюмах знать эпохи просвещения и с любопытством рассматривали Пименова.
— Какой интересный мужчина. Ты не находишь, дорогая?
— Нахожу, государыня. Он, кажется, в твоем вкусе?
До Пименова стал доходить смысл происходящего. Он в другом времени. Но кто эти женщины? О нет, только не это! Безусловно, он узнал еще молодую Екатерину Великую и ее ближайшую подругу Екатерину Дашкову.

Временной портал, как оказалось, висел в соседней комнате Зимнего дворца и уже успел стать дворцовой достопримечательностью. Несколько ученых уже прибыло на место, чтобы изучить сей необычный природный феномен. Обе Екатерины как дамы прогрессивные и образованные, конечно, ждали более-менее внятного научного объяснения происходящему, однако вывалившийся из портала мужчина тоже вызывал у них интерес — и отнюдь не только научный.
Как ты там ни было, о Пименову следовало выбираться. Но разве можно так просто убежать от двух столь эффектных и влиятельных дам?

… Была глубокая ночь, когда Аристарх Несторович на цыпочках пробирался по залам Зимнего дворца в комнату с выходом в XXI век. Когда-то он был (или будет?) здесь в Эрмитаже и с трудом нашел выход из этой череды залов и галерей. Теперь от его способности ориентироваться зависела вся его дальнейшая судьба. Телепортировался он без стабилизатора, а значит прибор не был разобран местными светилами науки, и это радовало. Однако там, в Дубне, его мог взять кто угодно.
Несколько раз Аристарх Несторович ошибался дверью, но все-таки добрался до цели. Но только он поднял ногу, чтобы войти в портал, как услышал два уже знакомых капризных голоса:
— Ты куда? А мы?
На территорию института вывалились уже трое.
— Вы понимаете куда вы попали? — пытался объяснить двум Екатеринам Пименов. — Это другое время, это XXI век!
Однако все доводы ученого только распаляли любопытство двух просвещенных дам.
Стабилизатор валялся в траве возле восьмого корпуса, подключенный при этом к зарядке. Ученый только пытался забрать его себе, как императрица перехватила его руку.
— Куда?! Рассказывай, голубчик, что это такое?
Пришлось рассказывать.
— Как интересно, государыня, — воскликнула Дашкова. — Давай попробуем его включить!

И вопреки протестам доцента Пименова две дамы отбежали в сторону и нажали какую-то кнопку. Тут же раздался монотонный голос: “Вы позвонили в сервис-центр. Ждите ответа. Спасибо за ожидание”.
— Он разговаривает! — радовались дамы.
Прошло несколько минут, и они скрылись за пределами уже достаточно стабильной временной дыры.

Доцент Пименов с тоской посмотрел, как две великие женщины, две Екатерины удалились в открывшийся портал, ведущий в 1710 год. Это была крайняя доступная точка нынешнего временного витка. Проникнуть в более раннее время было уже невозможно... по крайней мере, с нынешней моделью “нокии”. Всё, что натворят девушки там, станет уже непоправимым. В руках у Пименова был стабилизатор, но что он теперь мог сделать.

И в этот момент резкий свист, крики, улюлюканье и ржание коней вернули его в реальность. Хотя какую реальность. Прямо на Аристарха Несторовича неслись три тачанки времен гражданской войны, с полутора десятками вооруженных людей.
— Эй, мил человек! Открой нам дырку! — прокричал из повозки Пугачев.
— Открывай живо, буржуй! — вторил ему тип в папахе и с маузером в руке, подозрительно сильно напоминавший батьку Махно.

Пименову стало не по себе. Если еще эти бандиты начнут исправлять историю, мало всем не покажется. Если Пугачев вместе с анархистами возьмет Оренбург, история изменится круто и навсегда. Однако надо было что-то делать. Оставлять банду вооруженных людей на территории ядерного исследовательского центра было крайне опасно.
— Сейчас открою! — сказал Пименов, а сам направился к тому месту, откуда был доступен выход в 1812 год. Война все спишет.

И когда тачанки скрылись наконец во временном портале, он услышал, что за спиной кто-то громко и требовательно зовет кота: “Кис-кис-кис”. Хотя нет, как-то иначе, но очень похоже: “Кес-ке-сэ”...
Пименов обернулся и увидел перед собой... Наполеона! Великий и ужасный стоял в своей треуголке, держа под руку секретаршу Сонечку.
— Qu’est que c’est? — повторил свой вопрос Бонапарт и, не получив ответа, перевел его на русский язык: — Что это такое есть?
— Глагол “есть” можно опустить, — шепнула на ухо Сонечка.
— Я говорью: что это есть? С чем это есть? Куда пошли есть эти льюди?
Пименов понял, что теперь ему точно не справиться со всем происходящим. Он еще пытался убедить секретаршу, чтобы она проявила сознательность и удержала “своего кавалера”, но Наполеон начал приходить в бешенство.
— Я вышел из этот портал! Там мои льюди, там моя армия! Зачем туда поехали эти варвары?
— Несторыч, да пусти ты этого недомерка! Пусть сам со своими французами разбирается, у нас здесь и без него проблем много, — сказал подошедший техник Беспалов.
Пименов хотел, было, что-то возразить, но потом передумал и пропустил Наполеона и Сонечку в 1812 год.

— Что же мы натворили! — воскликнул Аристарх Несторович. — Реальность все тоньше и тоньше. Еще немного, и взорвется этот мир ко всем чертям! Надо бы хоть знать, что в истории перевернулось. Пошли, Григорий, в ХХ век. Заглянем — и сразу увидим.
Пименов, тяжело вздыхая, поплелся в другую часть институтской территории. Время было уже позднее, и по идее солнце должно было уже сесть, однако темнее вокруг института не становилось, что пугало. Белая пелена вокруг института бурлила, кипела, и чего от нее можно было ожидать, неизвестно.
Доцент Пименов открыл сразу два портала — в 1918-ый и в 1925 год, и как ответственный за историческую часть эксперимента первый шагнул в прошлое.

На первый взгляд, реальность 1918 года мало отличалась от той, о которой он имел представление еще со школы. Конец мировой войны, революция и разруха в России, гражданская война. Отличалось все только деталями, причем весьма существенными. В первую очередь по подписке газет в Публичной библиотеке на Невском он проследил весь ход военных действий и нашел мало чего общего с тем, что он знал до сей поры про первую мировую: иные направления ударов, иные главные сражения, иные имена командующих... Впрочем, с имен командующих, наверное, и надо было начинать, ведь решения в том числе и на войне принимают люди. После этого он изучил имена всех последних правителей за последние двести лет. Последним царем из общепринятого хода истории был Петр Первый. После него власть перешла к его сыну Алексею Петровичу, а от него — к последующим потомкам. Так, например, войну 1812 года с Наполеоном выиграл царь Михаил II, хотя и со значительно большими усилиями и потерями, чем Александр I. В 1917-ом году же революционные массы свергли царя Бориса II. (“какого такого Бориса-царя?”) Затем Пименов внимательно изучил имена общественных и государственных деятелей — многие он вообще слышал впервые, другие же, известные ему личности, выступали в ином качестве. И самое главное, на что он не мог не обратить внимание, так это то, что в прессе ни разу не было упомянуто имя Ульянова-Ленина. Во главе же молодого советского государства стоял Лев Троцкий.

На все это новоисторическое исследование Аристарх Несторович потратил почти два дня. У него оставались еще одни сутки до закрытия портала. Но к концу второго дня за ним пришли. Сотрудники ВЧК в кожанках взяли его прямо в библиотеке. Допрос решил провести лично Дзержинский.

— Что это вы, Аристарх Несторович, вычитываете? Что вынюхиваете? И думаете, мы не заметим ту самую дырку, которую вы оставили в стене в Свечном переулке? Что это за дыра? Новое оружие империалистов? — “ласково” выспрашивал Феликс Эдмундович.

Молчать было бессмысленно. В ВЧК ему просто не дали бы молчать. Но что же тогда говорить?
— Это научный эксперимент, — признался Пименов. — Только он сугубо секретен и его видеть могут лишь узкий круг ученый и высшие руководители государства.
Феликс Эдмундович насупился. Троцкий проводит с учеными секретный эксперимент, а он ничего не знает. Что это? Дзержинскому больше не доверяют? Планируют устранение?
— Значит, так. Мы с вами сейчас же едем к месту вашего исследования. Возражения не принимаются.
Через полчаса Пименова в черном автомобиле доставили в Свечной переулок.
— Показывайте, — требовательным голосом сказал Дзержинский.
Пименов вплотную подошел к порталу и сообщил:
— Это проход в другое время, в будущее. Если хотите, можете посмотреть сами.
Дзержинский переглянулся со своими сотрудниками и подошел к порталу. Через несколько секунд Пименов и Железный Феликс были уже в Дубне.
Беспалов был на месте, но опять же не один, а в компании… с Гитлером.
— Поздравляю, Адик, ты в будущем! — торжественно сообщил он своему спутнику.
— Григорий, а где стабилизатор? — спросил Пименов, с удивлением разглядывая торчащую из окна шестого корпуса пустую зарядку для “нокии”. Тщательные поиски в траве ничего не дали. Прибор, позволявший перемещаться во времени, бесследно исчез.

СТ: случайно открытый портал во времена Екатерины. (Пьянство на работе не поощряют)).
Общая с Екатеринами: манипуляции со стабилизатором и открытие порталов.
Наверх
31.12.2010, 06:04
Найден баг?