Ведущий
Общее доверие: 100%
Федор Кузьмич 31.12.2010, 06:49
Государственные заботы, бремя власти и славы победителя Наполеона все-таки подкосили Императора Александра I. Терзала мысль о том, что ради престола ему пришлось участвовать в заговоре против собственного отца, но совершенно невыносимым сделал царскую жизнь последний разговор с генерал-фельдмаршалом Кутузовым. Александр признался умирающему полководцу, что винит себя за то, что не доверил ему командование под Аустерлицем и взял все на себя, в результате чего проиграл сражение и войну. «Прости меня, Михаил Илларионович!» — сказал он. «Я прощаю, государь, но Россия вам этого никогда не простит». Он, конечно, приказал похоронить светлейшего в Казанском соборе, сохранил за женой Кутузова полное содержание мужа, а в 1814 году велел министру финансов Гурьеву выдать более 300 тысяч рублей на погашении долгов семьи полководца. Осенью 1825 года Александр Павлович впал в совершеннейшую хандру и решился наконец сжечь за собой мосты. Для реализации своего тайного плана он отправился подальше из столицы — на юг, в Таганрог, где и подговорил врача сообщить всем, что он, дескать, умер от внезапной горячки. В гроб положили умершего в тот день безродного старика и с почестями отправили в Петербург. Сам же Александр Павлович с накладной бородой и в рясе, теперь уже под именем старца Федора Кузьмича, в сопровождении двух верных солдат-кавалеристов ехал в Киев.

Дул резкий холодный ветер — предвестник надвигающейся зимы. Карету трясло по степи уже не один час, и спутники Александра Павловича вынуждены были признать, что они заблудились. Бывший император молился и просил Господа указать ему путь.
— Идет кто-то! — внезапно воскликнул один из провожатых. — Сейчас мы разведает дорогу.
И кавалеристы, оставив карету, ускакали вперед. Кучер притормозил.

Но вот спутники царя вернулись, и карета, едва тронувшись, резко повернула.
— Едем! Там Кушелевка! — радостно заявил один из кавалеристов.
Однако через полчаса путники снова вынуждены были остановиться. Прямо перед ними пролегал глубокий и крутой овраг.
— Куда это мужик завел нас? Вот бес! — ругались солдаты. — Ни дороги, ни переправы, ни жилья никакого.
Александр Павлович вышел из кареты и огляделся. Местность производила впечатление необитаемой территории, будто и не Россия это вовсе, а Terra Incognita.
— Привал! — скомандовал бывший император. — Скоро стемнеет, еще свалимся в такой овраг. Разводите костер.
Было решено дождаться утра. Александру Павловичу не спалось, тяжкие мысли лезли в голову, а предчувствия становились все более мучительными.

На утро беглый царь с помощниками двинулся в противоположном направлении. Надо было по следам от колес вернуться назад, к тому месту, где их смутил путаник-мужик. И вот видна та самая развилка. И даже следы от лаптей мужика отпечатались. Ушел он куда-то в степь в противоположном направлении, а раз ушел, значит, знал, где жилье находится. И двинулись путники в ту сторону, куда накануне удалился абориген.

Ехали недолго, всего несколько минут, пока не наткнулись на нечто странное. Посреди степи из земли торчал небольшой бугор, а у его основания имелась “дыра” — но не яма в земле, и не лисья нора. Дыра была словно в самой действительности: возле нее казалось, будто мир нарисован живописцем на холсте, ибо рваный край проходил через весь пейзаж, без всякого внимания к тому, что стоит ближе, а что дальше. Сама же дыра мерцала и искрилась, а внутри нее, будто бушевал водоворот.

Кавалеристы, бравые солдаты, не спасовавшие в свое время перед Наполеоном, замерли на месте, раскрыв широко рот. Кучер рухнул с козел, прижался к колесу и стал биться лбом о земь, призывая Матушку Богородицу сохранить и защитить.

Александр Павлович не спеша вышел из кареты, не отводя глаз от странного феномена. С одной стороны, ему и хотелось объяснить происходящее явлением природного электричества, но с другой стороны, воспитанный масонством мистицизм велел искать иное, более сложное объяснение. Животный страх подло подкатывал к горлу, но за долгие годы правления великой империей бывший монарх научился обуздывать свои чувства.
— Это я грешен, это мне знак, — произнес он наконец. — Идите с миром и не бойтесь ни о чем. Это бездна зовет меня. Прощайте.
И с этими словами Романов нырнул в дыру.

Полет сквозь бездну занял всего несколько секунд. Александр Павлович и не заметил, как оказался в каком-то дворе рядом с довольно странными постройками. Он прошелся, огляделся, потрогал пальцами чуть пожухлую листву, какая бывает обычно на деревьях в конце жаркого лета. Что это? Царство небесное? Не так он представлял себе райские кущи. Но и на преисподнюю местность совершенно не походила — а это не могло не радовать.

Искрящаяся дыра по-прежнему зияла за спиной, но Александр Павлович не спешил возвращаться. Куда? Он сам решил покинуть привычный для себя мир, он сам молил Господа указать ему путь. И кто он такой, чтобы изменять высочайшее решение царя небесного? Когда он сам был царем земным, он никому не позволял ослушаться.

Где-то в отдалении воздух вздрогнул и заискрился, но бывший император не стал испытывать судьбу еще раз. Он отошел в сторону и стал наблюдать. Прошло несколько минут, и чья-то темная фигура нырнула в образовавшуюся дыру. Беглый царь хмыкнул, развернулся и направился в другую сторону, где виднелась большая группа построек. Внимательно осмотрев фасад дома, он все-таки решил открыть металлическую дверь. И тут вокруг страшно жахнуло! В атмосфере пошли жуткие волны, и все вокруг стало менять формы. Бывший император остановился на пороге и стал наблюдать. Приходили мысли о конце света и грядущем новом бытие. Наконец волнения поутихли, но все вокруг будто обтянуло белой простыней.

Александр Павлович вошел в здание и направился по коридору, где наткнулся на девушку, одетую на его вкус слишком неприлично. Ее платье было обрезано до колена, а под ним даже не было панталон. Пока они удивленно смотрели друг на друга, сзади послышались шаги, и в коридоре появилось еще два молодых мужчины.
— Я умер или все еще жив? — спросил бывший император.

Посовещавшись с мужчинами, девушка повела бывшего императора куда-то по коридорам и лестницам.
— Так я умер или все еще жив? — повторил Александр Павлович свой вопрос, представ в сопровождении девицы перед хозяином кабинета.
— Вы живы, не волнуйтесь, вы живы, просто вы попали... в не совсем обычное место...
— Я это уже понял, — сердито заметил Романов. — Не удосужитесь ли вы объяснить, что это за место. Думаю, с этого будет проще начать разговор. И неплохо было бы представиться.
— Да-да, конечно, — спохватился странный господин. — Я ученый. Меня зовут Аристарх Несторович Пименов. А вы?
Александр Павлович чуть было не сказал, кто он на самом деле, но вовремя одумался:
— Я Федор, отшельник...
Пименов как-то неуклюже поклонился, будто никогда в жизни не кланялся, и сообщил:
— Вам срочно надо вернуться назад, иначе тут все взорвется. Вы попали не в свое время. Вы попали в будущее, и тем самым нарушили причинно-следственную связь. Сейчас в нашем времени все резко меняется. Еще немного, и последствия станут необратимыми. Я прошу вас.

Александр Павлович опешил. Он был, конечно, прогрессивными человеком, но о чем-то подобном он слышал впервые. Впрочем, здравый смысл велел ему поверить всему на слово и подчиниться.
— И куда же я должен удалиться? — холодным тоном спросил он.
— Туда, откуда вы к нам попали, в тот самый временной портал. И вы окажетесь на своем месте, и у нас все вернется в норму. Пожалуйста, батюшка, я прошу вас.

Александр Павлович хмыкнул и, не сказав ни слова на прощание, направился назад во двор, к той самой дыре бездны, откуда он явился в тот странный мир. Несколько секунд падения, и... глазам Александра Павловича предстала не степь под Таганрогом, а холодный осенний северный лес. Преодолев несколько сотен шагов, новоявленный “старец” вышел на тракт с верстовыми столбами. Он узнал это место, отсюда было всего верст десять до Санкт-Петербурга, а неподалеку где-то должна была располагаться ямская станция и придорожный трактир. Он не ошибся.

Войдя в трактир, беглый император на правах лица духовного благословил всех присутствующих, выбрал себе небольшой столик и попросил принести ему горячих щей. За соседним же столиком расположилось трое офицеров. Александр Павлович присмотрелся, и узнал всех: это были известные вольнодумцы, которым года три тому назад он своим указом запретил объединяться в какие-либо тайные общества, в том числе и масонские. Не иначе, как заговор плетут и думают ввести свою конституцию и свергнуть царя. Теперь, после его мнимой смерти, момент был самый подходящий. Александр Павлович прислушался.
— А поехали к цыганам! — громко предложил своим товарищам Павел Иванович Пестель. — Я знаю там одну красотку... Не пожалеете, господа, не пожалеете!
— К цыганам? А ну как моя Наталья прознает! Беды не оберусь, — отвечал ему Кондратий Федорович Рылеев.
— Не бойся, мы тебя не выдадим! — ответствовал Михаил Павлович Бестужев-Рюмин.
Заговор, свидетелем которому стал бывший монарх, явно не грозил основам самодержавия. Однако Александр Павлович пускать дело на самотек намерен не был.
— Опомнитесь, дети мои, — произнес он. — Предаетесь греху прелюбодеяния, грех это смертный.
Офицеры в миг замолчали и обернулись в сторону старца.
— Да какой же это грех, батюшка! — возразил Бестужев-Рюмин. — Мы лишь из любви к искусству! Знаете, как цыганка Луша поет?!
— Не лгите, ой, не лгите! — прервал подпоручика “старец”. — Вижу я, что вы не только своих достойных жен обманываете, но и против самого царя лихое замышляете.
После этих слов замолчал весь трактир, а Романов продолжал:
— Вижу насквозь вас: вот государя нашего Александра Павловича не стало, так и удобный момент наступил крамольные мысли высказывать и недоброе замышлять. А ведь забыли заслуги покойного императора и его победу великую над Наполеоном. Кто французов из Москвы выбил и наши войска в Париж ввел? Забыли?
Офицеры с удивлением уставились на старца.
— Батюшка, а ты, кажется, болен, — сказал Пестель. — Кто тебе сказал, что государь-батюшка умер? Мы все видели его сегодня на параде. Жив-здоров, и долгих ему лет.
— И что за война с Наполеоном? — добавил Рылеев. — Какая Москва, какой Париж? Сгинул Бонапарт уж 13 лет как, в июне 12-го года, едва собрался на Россию двинуться. Исчез бесследно. Говорят, что в Немане при переправе утонул. Французская армия и отступила.

На сей раз пришло время удивляться Александру Павловичу. Внезапно в памяти всплыли слова ученого Пименова об изменении причинно-следственных связей. Увы, тот мир, в который он вернулся, уже не был его собственным миром. Можно было бы смириться с тем, что в этом изменившемся мире не было великой победы, а офицеры-вольнодумцы, которых он в глубине души уважал, прожигали жизнь в кабаках с цыганками. Самым страшным было то, что в уже чуждом мире жил и до сих пор мирно царствовал второй он — российский император Александр I. Смириться со своим двойником Александр Павлович не мог. Он резко встал, вышел из трактира и помчался назад в лес, к зияющей дыре бездны.

Провалившись вновь в грядущее, император сделал несколько шагов в сторону, рухнул в траву за кустами и обхватил голову руками. Он услышал, как кто-то еще вслед за ним пересек границу времен. Офицеры! Они шли следом и, чтобы отыскать его, договорились уже тут, в будущем, разделиться.

Рылеев нашел Александра Павловича почти сразу.
— Куда ж ты, батюшка сиганул так? — спросил подпоручик, присаживаясь сбоку.
Александр Павлович снял накладную бороду, и увидел, как вытягивается лицо офицера. Он тут же вскочил и вытянулся во фрунт.
— Отставить, — обреченно сказал царь. — Теперь ничего уже не имеет смысла. Мы с вами, офицер, пропали. Вы хоть знаете, где мы? Мы с вами в грядущем, причем, черт знает каком. История, мой дорогой, подпоручик, тоже имеет несколько вариантов. В одной истории я никчемный царь, в другой — я победитель величайшего узурпатора Бонапарта, а в третьей... жертва научного эксперимента. Как, впрочем, и ты, подпоручик, тоже.
Рылеев от изумления открыл рот.
— И назад, подпоручик, пути нет. Через эти бесовские дыры назад не вернуться. То есть вернуться можно, но не факт, что туда.
— Что же делать, Ваше Величество?
— Уже не величество, а потерянный и несчастный человек. Найти надо ученого Пименова, пусть отвечает за свои опыты. А кто я на самом деле, никому не говори. Узнают — живым точно не отпустят.
И тут в стороне вспыхнула новая дыра.
— Вот еще один проход в прошлое, — заключил Александр. — Надо посмотреть, что там делается.
Властным шагом бывший царь направился в сторону новой дырки, попутно вновь прилаживая накладную бороду. Рылеев последовал за ним, Но не успели они подойти, как увидели Павла Пестеля и какого-то бородатого мужика, который тут же побежал к группе построек. Ни один, ни другой не заметили Александра Павловича и Кондратия Федоровича.
— Пугачев! — воскликнул царь. — Бунтовать все-таки вздумали! Вот я вам покажу!
И решительным шагом он направился к порталу. Рылеев позади него не отставал.
В новой реальности была поздняя осень. разбитый тракт и десяток вооруженных казаков. Они напряженно смотрели на портал, ожидая возвращения своего предводителя.
— Опомнитесь и покайтесь! — проревел “Федор Кузьмич”. — Я старец-провидец и предрекаю вам: падете вы и будете казнены, и прах ваш развеют по ветру, если не одумаетесь и не вернетесь тотчас же к своим женам и детям.

Явление монаха с накладной бородой было, видеть, очень впечатляющим, раз весь отряд казаков тут же сорвался с места и ускакал прочь. Александр улыбнулся своему спутнику:
— А теперь пошли, подпоручик, — сказал “Федор Кузьмич”. — Мне уже терять нечего.
И больше суток бывший император и несостоявшийся мятежник ходили по окрестным деревням, пугали и успокаивали бунт. Они имели успех, так как слухи о дьявольской дыре уже успели расползтись по округе, и пришельцы вызывали истинный ужас.

— Государь, — сказал подпоручик царю по возвращении в грядущее, — но зачем же вам так маскироваться теперь? Ведь нет уже никакого смысла?
— Возможно, ты прав, подпоручик, ты прав. Мне надо подумать
И бывший император, оставив офицера, удалился.
Александр Павлович шел, размышляя над смыслом своего существования. По пути наткнулся на какой-то прочный амбар с приоткрытой дверью и нашел внутри несколько шкафчиков с развешанной в ни одеждой. Был там и простой гусарский мундир. Александр Павлович счел это знаком и подумал, что, может, и правда стоит вернуться к светской жизни, коль скоро реальность не дает ему уйти в мир общения с Богом. Так в простом офицерском наряде он пошел по дорожке дальше.

И тут судьба подала ему еще один знак. В конце одной из дорожек рядом с еще одним временным порталом он увидел светлейшего князя Михаила Илларионовича. Рядом же стояла парочка молодых. Дама была необычайно красива, а молодого человека царь, кажется, видел среди студентов Царскосельского лицея.

— Михаил Илларионович! Как я мечтал когда-нибудь еще раз увидеть тебя. Столько лет мне не давало покоя то, что ты сказал мне в свои последние часы, перед уходом в мир иной, когда мы уже изгнали Наполеона с нашей святой Русской земли. Если бы я всегда слушал тебя, тебе бы не пришлось спасать наше Отечество от узурпатора Бонапарта.
Михаил Илларионович посмотрел на царя с тоской в глазах:
— Увы, государь, я еще не спас Отечество и, похоже, никогда не спасу. Я ждал приближения Наполеона и готов был отразить удар. Если б не мое постыдное для моих седин любопытство. Именно из-за него сунулся я в это треклятую дыру, от которой уже пропал и след. Здесь я вижу дыру иную, но куда ведет она?
— Не в славный год Отечественной войны! В более позднее, благословенное для России время, — совершенно бесцеремонно встрял в разговор двух великих людей молодой человек и тут же стал рассказывать о том, какое светлое будущее он увидел впереди, за этим порталом.

Тем временем молодая дама подобрала в траве некий темный предмет. Отойдя в сторону, она принялась его изучать. Внезапно предмет заговорил: “Вы позвонили в сервис-центр. К сожалению, все операторы заняты. Ждите ответа. Спасибо за ожидание”. От неожиданности дама уронила предмет в траву. И в тот же момент пространство в нескольких шагах от нее раздвинулось, и в воздухе повисла знакомая уже дыра.
— Что ты делаешь, Наташа! — подскочил в тот же момент ее спутник. — Ни в коем случае тут нельзя ничего трогать.

Михаил Иллирионович тяжелым шагом приблизился к открывшемуся порталу и поднял упавший предмет, опередив молодого человека. Тот не посмел отбирать предмет из рук великого полководца и тут же куда-то ушел убежал. Дыра в воздухе тем временем все разрасталась.

— Видать, пришел мой черед. Славно я пожил, но не все еще для России сделал. Хотя как знать!
Александр I еще пытался остановить полководца, но тот, не слушая государя, шагнул вперед.
— Ушел! Нет мне прощения, — воскликнул царь и ушел. Он вновь отправился к амбару надеть прежнее монашеское одеяние. И уже в образе Федора Кузьмича бывший царь вошел в какое-то здание. Он довольно долго сидел в большом кресле у входа, предаваясь раздумьям и думая, что делать дальше. Вдруг дверь открылась и вошла его бабушка — такая красивая и такая молодая. Александр Павлович поднялся и стал пристально на нее смотреть. Когда она ушла, так и не сказав не слова, бывший монарх пришел к однозначному выводу: ОН УМЕР.
Тайна не страшная. Если кто-то знает легенду о Федоре Кузьмиче, отрицать не обязательно. Но все же о том, кто вы на самом деле, не распространяться.
Наверх
31.12.2010, 06:49
Найден баг?