Ведущий
Общее доверие: 100%
Наполеон Бонапарт 31.12.2010, 06:51
11 июня 1812 года непобедимый Наполеон Бонапарт подошел вплотную к границе на Немане. Впереди была Россия, которую он собирался завоевать. Тысячи солдат и офицеров — пехота, конница, артиллерия — ждали этого момента. И поступил приказ: готовить переправу. Вторжение было назначено на утро.

Около часа ночи законный четырехчасовой сон императора прервал Луи-Николя Даву. Дела должны были быть очень важными, чтобы осмелиться побеспокоить великого полководца перед важной военной операцией.
— Ваше Величество, вы должны это видеть! — заявил бледный Даву, передавая дрожащей рукой исписанные мелким почерком бумаги.
Бонапарт приблизил свечу и прочел:
“Биография. НАПОЛЕОН I Бонапарт (15 августа 1769 г., Аяччо, Корсика — 5 мая 1821 г., о. Святой Елены), французский император в 1804-14 г. и в марте — июне 1815 года...” Увидев в первых же строках дату своей смерти, Наполеон заинтересовался и стал читать дальше. А далее следовало описание его собственной жизни, причем не только той, которую он уже знал, но и будущей, еще не состоявшейся. Некий неизвестный пророк сообщал о грядущей неудаче в предстоящей кампании, о захвате Москвы и бегстве нынешней зимой из охваченного огнем города, о разгроме в России и взятии русскими войсками Парижа. Было в рукописи много и других неприятных пророчеств: об отречении от престола и разгромной битве под Ватерлоо, о пленении и смерти на острове Святой Елены.
— Что это?! Что это?! — закричал он Даву. — Кто все это написал? Кто все это может знать?
— Один русский масон. Он перебрался через реку, чтобы сообщить это вам, монсеньор, — тщетно пытаясь сохранить невозмутимый тон, ответил маршал.
— Русский масон?! Но откуда он это знает? Тут написано такое, что знать не может никто! Тут такие подробности, которые составляют военную тайну! Тут....

Наполеону захотелось немедленно сжечь эти ужасные листки, но он сдержался и сел их перечитывать. Он перелистывал рукопись снова и снова, вставал, ходил по палатке из угла в угол. Даву стоял неподвижно у входа и наблюдал за императором.
— Что скажете, маршал? — наконец спросил Наполеон.
— Нам не следует нападать на Россию.
— Не следует?! — рассвирепел полководец. — И это говорите мне вы, разгромивший герцога Брауншвейгского близ Ауэрштадта? Не следует, потому что какой-то неизвестный русский масон сочинил про меня жестокую сказку?
— Монсеньор чувствует сам, что это не сказка...
— Я хочу видеть этого масона. Но не здесь. У реки.
Наполеону внезапно захотелось убить этого неизвестного провидца, чтобы предсказание не сбылось.

Небо на востоке уже начало розоветь, близился рассвет. Наполеон стоял на берегу и смотрел вдаль, в неизвестность — на вражеский берег, на Россию и в собственное будущее. К переправе было уже все готово, и войска ждали приказа, но Наполеон медлил. Он должен был увидеть этого странного человека, переговорить с ним, а потом и убить. Убить собственной рукой, чтобы будущее не сбылось.

Вот от штабной палатки донеслись шаги, вот показались силуэты двоих солдат, ведущих человека в белой рубашке на выпуск. Наполеон издалека попытался разглядеть его лицо, но было еще слишком темно, чтобы увидеть.

Внезапно пророк-масон сорвался с места, оттолкнув ничего не подозревавших конвоиров, и кинулся в воду. Упустили! Наполеон вспомнил всех чертей.
— Стой! — закричали солдаты и принялись стрелять, но попасть так и не смогли.
— Прекратить! — скомандовал Бонапарт. — Он мой!
И прямо в одежде, со шпагой Наполеон кинулся в воды Немана. Солдаты последовали за своим императором, но тому было явно не до них. Бонапарт отставал, безнадежно отставал от этого проклятого масона. Вот тот уже выбрался на берег, скинул рубашку, побежал куда-то к холмам... Бонапарт в это время все еще плыл, находясь довольно далеко от берега.

Наконец император переплыл реку и устремился вслед за беглецом. Желание поймать провидца и собственноручно убить оказалось сильнее здравого смысла. Только сейчас до Бонапарта дошло, в каком глупом положении он оказался. Великий полководец, непобедимый монарх в одиночку пересек границу противника вплавь и теперь один гонится по чужой территории за каким-то странным типом, будто за его спиной нет огромной армии! И в любой момент перед ним мог появиться противник! А все из-за дурной мистики и предубеждений! Это было какое-то наваждение.

Бонапарт оглянулся и выпрямился во весь рост. Солдаты, упустившие пленного, как раз выбирались из воды.
— Поймать беглеца живым и привести мне! — скомандовал он. — Иначе пойдете под трибунал.

Солдаты вернулись через полчаса. К этому времени Наполеон уже стоял на берегу, окруженный надежной охраной.
— Ваше величество! — доложили провинившиеся конвоиры. — Мы не смогли поймать беглеца, он исчез в дьявольской норе.
У Бонапарта свело скулы от гнева.
— Какой еще дьявольской норе?! Вы в своем уме?! Пойдете под расстрел!

Несмотря на гнев императора и собственное плачевное положение, солдаты сохраняли выдержку и по всей форме доложили, что между холмами ими было замечено странное явление: некая светящаяся и искрящаяся дыра с вихреобразным потоком посредине. Иначе как дьявольской норой ее не назовешь, ибо она ни на что не похожа. Наполеон пожелал немедленно лично осмотреть странный природный феномен, о котором говорили солдаты.

Больше всего Бонапарта поразило то, что “дьявольская” дыра появилась не в земле, не в склоне холма, а как бы в картине, изображающей и холм, и дальний лес, и деревню на горизонте. Только это была не картина, а сама реальность. “Нора” проедала ее ткань, не делая различий контуров.

Наполеон медленно обошел дыру сзади и... ничего не увидел. Зев бездны был виден только в анфас. Обернувшись, Бонапарт увидел изумленные лица своих подданных и прочел в их глазах надежду на императора. Вынув саблю из ножен, Наполеон двинулся вперед, на дьявольскую нору и... очутился где-то совсем в другом месте.

Император огляделся. «Масон» успел куда-то скрыться, и Бонапарт пешил найти его непременно. Он дошел до ближайшего здания и решил поискать там. Однако тотальный обыск результатов не дал, в здании не было никого, а большинство комнат заперто. Наполеон спустился вниз и от отчаяния стал крушить все, что попадалось к нему в комнату.
И тут в здание вошла Жозефина. А может, и не она, а другая женщина, удивительно на нее похожая. Император кинулся к ней, но она лишь отстранялась и что-то лепетала на своем языке. Тогда он накинулся на девушку, прижал к стенке и стал целовать. Постепенно она успокоилась и стала отвечать на ласку.

Общение с этой девицей (а звали ее Софии) явно удавалось. Она даже решила учить Наполеона русскому языку, и надо признаться, она оказалась хорошей наставницей.
— Матрьошка, балалалайка... — с диким акцентом повторял Наполеон, скользя рукой по бедру подруги.
— Балалайка, — поправила она. — Но все равно, ты делаешь большие успехи. Учить язык в любви лучше всего.
— Ах ты мерзавец! Это ты, супостат, узурпатор! — проревел кто-то за спиной. Корсиканец был настолько увлечен любовью, что не заметил приближения врага сзади.
— Я узнал тебя подлец Буонапарте! — крикнул русский поручик и кинулся на Бонапарта с саблей. Пришлось защищаться. Софии и еще одна девица, пришедшая с поручиком, пронзительно завопили.

Русский поручик и французский император умели драться, и сцена их поединка была не для слабонервных. Неизвестно, в чью пользу закончилась бы эта схватка, если бы не влетевший в здание Сергей. Заминка длилась пару секунд, но их хватило, чтобы девушки накинулись на своих кавалеров, останавливая их от драки.
— Не сметь никого убивать! — закричал Сергей. — Вы катастрофически нарушите ход истории, которая и так нестабильна!
Похоже, слова аспиранта подействовали, хотя ему пришлось еще долго работать с подопечными.
Наконец страсти улеглись, Наполеон из разбитого холла отправился с Сонечкой направо — дальше учить русский язык.

Время шло быстро и незаметно. Да кто обращает внимание на время, если им так легко оказалось манипулировать.
Резкий свист, крики, улюлюканье и ржание коней вернули Бонапарта и Софи в реальность. Решив посмотреть, что происходит, они спустились вниз, заметили спящего на чудом уцелевшей скамейке Сенсерова и вышли во двор. Здесь явно что-то происходило. Громкие звуки издавали какие-то дикари на повозках, запряженных лошадьми. Причем толпились они причем в том месте, где открывался вход в.1812 год. Необходимо было выяснить, что происходит, и Бонапарт под ручку с подругой двинулись в сторону все увеличивающейся временной дыры. Однако застали они только тот момент, когда ватага шумных парней скрылась в глубинах времени.
— Qu’est que c’est? — спросил Наполеон стоящего к нему спиной человека и, не получив ответа, перевел его на русский язык: — Что это такое есть?
— Глагол “есть” можно опустить, — шепнула на ухо Сонечка.
— Я говорью: что это есть? С чем это есть? Куда пошли есть эти льюди?
Пименов понял, что теперь ему точно не справиться со всем происходящим. Он еще пытался убедить секретаршу, чтобы она проявила сознательность и удержала “своего кавалера”, но Наполеон начал приходить в бешенство.
— Я вышел из этот портал! Там мои льюди, там моя армия! Зачем туда поехали эти варвары?
— Несторыч, да пусти ты этого недомерка! Пусть сам со своими французами разбирается, у нас здесь и без него проблем много, — сказал еще один подошедший человек. И обладатель черного приборчика передумал и пропустил Наполеона и Софи в 1812 год. Но только они пересекли портал, как были разоружены и схвачены необычайно ловким и юрким молодым корнетом-кавалеристом. Наполеона и Софи связали и повели в лагерь партизан — к Денису Давыдову.
— Отпустите нас! — потребовала Софи. — Он не тот Наполеон, который вам нужен. Другого ищите!
Бонапарт оценил этот порыв женщины. Но эти слова только вызывали всеобщий смех. Внезапно из-за спины Давыдова появился маленький смешной человечек с челкой и куцыми усиками, и стал защищать пленников. И тут в расположение лагеря партизан вошли двое вооруженных мужиков
— Эй, парни! Подъем! Батька Махно пришел! — победно закричал атаман. — Мы там с ребятами тысячи две солдат уложили из пулемета, обоз поделили. Только вот беда, патроны кончились. Нам бы снова за ними съездить! Ребята отдыхают, дай пару своих бойцов.
Давыдов рявкнул на не слишком вежливого атамана:
— Сам с вами съезжу, сам посмотрю, где вы такое диковинное оружие добываете.
— И нас возьмите! — попросила Софи. — Это недалеко, в лесу! Пожалуйста!
— Поехали! Мне все равно вас в штаб отвозить! Корнет, проводишь пленных! — распорядился Давыдов.
— Я тоже с вами! — сообщил маленький человечек.

До портала добирались полчаса. Возле четвертого корпуса стояли Ржевский и Алёна. Именно она и обратила внимание поручика на Наполеона и Софи.
— Ах ты, мерзавец! Попался! Зря я тебя не проткнул. Сейчас я с тобой рассчитаюсь! — закричал Ржевский.
Ответить на дерзкие слова Наполеон не мог из-за кляпа во рту.
— Наполеона изловил я! — взорвался корнет Соколов. — Он мой пленный! Я никому не позволю его протыкать!
Между офицерами завязалась словесная перепалка, готовая перерасти в драку. Давыдов попытался их разнять и в результате он получил сразу двух противников.
В пылу этой драки даже Бонапарт не заметил, как исчезла его спутница, а вместе с нею и девица Ржевского, и человечек с усиками и челкой. И их начали искать.
Наверх
31.12.2010, 06:51
Найден баг?