Ведущий
Общее доверие: 100%
Емельян Пугачев 31.12.2010, 07:00
Отряды Емельяна Пугачева подходили к Оренбургу. С каждым днем восставших становилось все больше и больше. Казаки, крестьяне, да башкиры местные — ребята, конечно, крепкие, до только трудно им противостоять организованной армии. Тяжкие думы мучили Пугача, когда к нему привели очередного пленного, одетого в непривычный мундир, но вроде как полковника. Кто он таков, Пугачев решил выяснить лично, так как казаки-сподвижники сказали ему, что нашли офицера на тракте, а неподалеку с тем местом странное что-то видели — дыру, которая прямо в воздухе висела.
— Ну что, мироед? Рассказывать, кто ты и откуда, будешь? — начал допрос Пугачев.
— Я полковник Павел Иванович Пестель, — гордо ответил он. — А прибыл я из грядущего, дабы предупредить вас о всех грядущих схватках с правительственными войсками.
И далее пришелец точно стал перечислять все даты и места сражений, но между делом заметил, что шансов устоять крестьянам с кистенями перед организованной армией с мощной артиллерией немного.
Сподвижники бунтовщика подняли, было, на смех офицеришку, который чего только не насочиняет, чтоб справедливой казни избежать, но сам Пугачев шикнул на них и отнесся к словам Пестеля на удивление серьезно.
— А дырка, что посерёд дороги торчит, о которой ребята болтают, в грядущее что ли ведет?
— В грядущее, — подтвердил полковник.
Пугачев надолго задумался, а потом спросил:
— А меня-то что ждет, мил человек?
— А тебя через год схватят, провезут через пол-России в клетке и четвертуют. Ребята твои еще с годик повоюют, но надолго их не хватит.
— И что ж, мил человек, и избежать этого никак нельзя?
— До конца не понял, но вроде можно. Мне же тоже сказали, что я через полвека после тебя бунт устрою и меня повесят. А я не согласился и ушел. К тебе вот попал...
— Да, дела...

В комнате повисла тишина. Пугачев схватился пятерней за бороду, и задумался, нельзя ли и пришельца пользу какую-то извлечь.
— Слушай, мил человек, а пушки в грядущем, небось лучше наших? Точнее бьют и мощнее?
— Надо думать, — согласился Пестель.
— А покажи-ка ты мне свою дыру в грядущее! Может, пособим ребятам чем! Эй, казаки! Запрягай коней, едем!

Дыра в грядущее висела прямо над дорогой. Пугачев постоял перед ней минут пять, а затем, стукнув Пестеля по плечу, сделал вместе с ним шаг вперед. Воронка тут же втянула обоих бунтарей и выплюнула в другом месте.

— Так где твои пушки? — спросил Пугачев, озираясь вокруг.
— Сейчас покажу, — ответил Пестель, но Пугачев уже обратил внимание на странные постройки, стоящие здесь и там.
— Погоди, там любопытно, — сообщил предводитель казаков и, несмотря на возражение Павла, направился к необычным строениям. Зайдя в одно из них, он пошел на голоса и вскоре наткнулся на небольшую комнатку. В ней за маленьким столиком сидели два мужика и пили что-то крепкое из большой бутыли, закусывая солеными огурчиками. Пугачев молча выпил из горла несколько глотков и удовлетворенно сказал:
— Ну и крепкий у вас самогон, мужики.
Пугачеву тут же предложили стать третьим. Григорий Беспалов и Аристарх Пименов оказались местными и очень добродушными мужиками.

Беседа заладилась очень быстро и вскоре перешла в песенную стадию. И вот, когда собутыльники в очередной раз затянули “Из-за острова на стрежень”, в комнату заглянул еще один персонаж, при виде которого в Пименова и Беспалова открылись рты.
— Ах ты, проклятый, еще жив! — взревел Григорий. — Мало тебя в сорок пятом отделали! — И достав из кармана какую-то железную штуковину, он накинулся на пришедшего. Тот попытался выскользнуть из комнаты, но ему преградил путь Пугачев.
— Несторыч, кто это? — спросил мужицкий атаман.
— А это главный преступник ХХ века. Гитлер капут! — еле ворочая языком, проговорил Пименов.
— Ах так! Вот я тебя, разбойник и душегуб!
»Душегуб» избежал удара тяжелого кулака только благодаря тому, что спрятался под стол. Однако убежище это оказалось весьма непрочным. Стол перевернулся, когда троица с криками: “Бей фашиста” попыталась достать оттуда несчастного.
Огромная бутыль и стаканы свалились на пол, и собутыльники тут же кинулись спасать драгоценную жидкость, а «разбойник» получил шанс смыться.
А дальше началась погоня. Сначала несчастный попытался спрятаться где-то в здании, но его все равно нашли, потом он выскочил на улицу и побежал вперед. Он собирался ускользнуть через еще одну временную дыру в конце сада, но Пугачевы ему удалось подловить из кустов.
— Что я вам сделал? — взмолился Гитлер. — Я просто бедный художник.
— А чего тебя вором-разбойником кличут и убить хотят?
— Не знаааю!
— Знаем мы таких “не знаю”. Все такие тихие и смирные, а у самих оружия в подполе на два роты, — при этих словах Пугачев задумался. — Пошли! Коли смирный, покажешь мне, что у тебя и как. Оружие мне надобно!
И Пугачев за шиворот впихнул свою жертву в портал.
Они упали в траву в чистом поле. Где-то вдали виднелась сожженная деревенька. То здесь, то там — неубранный урожай. Они прошли немного вперед и наткнулись на скелет лошади. Над головой закричали вороны.
— Это что такое есть? — забеспокоился художник. Пугачёв на него только покосился.
И вот на горизонте возникло облако пыли, в котором вскоре показалось несколько стремительно приближающихся повозок. Со свистом и улюлюканьем на двух путников надвигалась ватага подвыпивших мужиков в папахах и кожанках. Возле Пугачева и Гитлера повозки притормозили, и некоторые особо ретивые разбойники начали стрелять в воздух! Художник незаметно переместился за спину своего спутника.
— Здорово, мужики! — расплываясь в улыбке, поприветствовал их Пугачёв. — Откуда будете? Тут нашим яицким мужикам пособить надобно. Оружием там, кулаками. Мы Оренбург брать собрались, а силенок пока мало. Айда с нами!
— Оренбург, говоришь? — выдвинулся вперед главарь ватаги. — А я вот слышал, что он давно наш. Уже месяца два как наши ребятки оттуда Колчака выбили и гуляют.
— Не-е-е... — с хитрым прищуром ответил Пугач. — Ушел Колчак, да теперь Собчак. Пособить надобно!
— Шооо!!! Шо за Собчак такой! — проревел атаман. — Против меня?! Против батьки Махно?!
Разбойники дружно ответили свистом и стрельбой.
— Собчак пришел нам там большой и страшный. Нелегко теперь ребятам. Пособить оружием надобно.

Переговоры продолжались часа три. Сначала Пугачёв и Махно обсуждали все условия помощи и принципы дележа добычи, трясясь в тачанке, потом сидя в кабаке.
Художник же попытался выяснить, что же такое произошло в России за время его отсутствия. А потому сказал, что его как иностранца интересует российская история.
— А что тут рассказывать?! — говорил самый молодой и, судя по всему, самый грамотный разбойник. — Это история, ее все знают. Как ушла с престола Катька в
1765 году, свалила куда-то, к полюбовнику своему, говорят, так к власти пришел ее сынуля — Паша. А тот романов про рыцарей начитался и рыцарский орден решил учредить. Он тогда много законов мамани отменил и свои ввел. Дворянские вольности отменил, а армию муштровать начал. И так он усердствовал, что крупное офицерье власть в свои руки захватило. А там офицерье рангом поменьше бучу подняло и декабрьское восстание организовало в 1775 году — сразу как турков мы раскатали. И как сказал классик, декабристы разбудили Пугачёва, Пугачёв — Горбачёва, Горбачёв — Рогачёва. Все вместе они, само собой, разбудили Герцена. А нАчали и усугУбили, расширили, укрепили и закалили народовольцы. А тут уж и “Черный беспредел” разгулялся: в день по два генерала взрывали! И пошла гулять Расея! Большевики, меньшевики, эсэры, эсдэки. Между делом и война с немцами случилась. По этому случаю Николашку Второго с трона скинули, хотя он дворец свой в Питере в цитадель превратил. Но разве ж наши вояки цитадели не брали? Ну и вот теперь гуляем по полной. Нынче наша власть! Ведь анархия — мать порядка!

Тем временем Пугачев обо всем договорился с Махно. Вот уже загрузили на три тачанки сотню винтовок, пять пулеметов и два десятка ящиков патрон, вот собрался отряд воевать Оренбург, но именно тут возникла самая главная проблема. Пугачев сказал наконец, что ехать на войну придется им не простым путем, а через портал времени. Решились немногие. Но ведь всегда находятся такие бравые парни, которым все нипочем.
День клонился к закату, когда из временного портала на территорию ОИЯИ выехали три тачанки с полутора десятками вооруженных людей. Во главе ватаги ехало двое Нестор Махно и Емельян Пугачев. И лишь маленький австрийский художник по имени Адольф примостился сбоку в повозке, стараясь лишний раз не попадаться на глаза разъяренным мужикам. Зрелище было не для слабонервных.

— Эй, мил человек! Открой нам дырку! — прокричал из повозки Пугачев.
— Открывай живо, буржуй! — вторил ему батька Махно.
— Сейчас открою! — нехотя ответил Пименов, и пошел открывать временные ворота.

Отряд Махно въехал через портал в осенний лес. Через полчаса пути они достигли расположения лесного отряда. Одеты все были не по форме, в мужицкую одежду, но Пугачев почувствовал, что тут что-то не так.

— Эй! Мужики! Вам помощь требуется?! — крикнул Махно, поигрывая маузером. — Мы вам винтовки привезли, патроны и аж пять “максимов”. Кого мочить надо? Мы замочим!
— Слышь, Нестор! — сказал Пугач. — Не мои это ребята!
— Что ты гонишь, Емеля! Вижу, мужики наши, свои! Счас разберемся!

Затем появился предводитель партизан по фамилии Давыдов.
— Здорово, мужики! — по-крестьянски поприветствовал он прибывших бойцов. Покажите мне оружие. Не видел никогда такого. А мочить... мочить сами знаете кого — врагов наших, супостатов!
— Ясно дело, что врагов! А оружие смотри.
Оружие, привезенной Махно, действительно произвело на Давыдова впечатление.
— Слушайте! — сказал он. — Донесли мне, что обоз вражеский должен в нескольких верстах отсюда должен пройти. Вроде как везут добро награбленное. Отбить бы надо!
— О-о-о!!! — одобрительно закричали прибывшие бойцы. — Говори, где и когда, и обоз наш!
Долгих сборов отряду Махно не потребовалось. Они моментально тронулись с места и отправились в ту сторону, куда им показал Давыдов. Потеряли только художника, но оказалось, что он остался в лагере, не желая лезть в пекло. Операцию провели быстро и четко. Пулеметные очереди скосили противника в считанные минуты, а добыча и правда оказалась богатой. Ребята остались довольны. После операции Махно и Пугачев отправились обратно к Давыдову. В лагере за это время появился молодой корнет с двумя пленными: мужчиной и девицей.
— Эй, парни! Подъем! Батька Махно пришел! — крикнул атаман. — Мы там с ребятами тысячи две солдат уложили из пулемета, обоз поделили. Только вот беда, патроны кончились. Нам бы снова за ними съездить! Ребята отдыхают, дай пару своих бойцов.
Давыдов, уже уставший за сегодняшний день удивляться:
— Сам с вами съезжу, сам посмотрю, где вы такое диковинное оружие добываете.
— И нас возьмите! — попросила пленная девица. — Это недалеко, в лесу! Пожалуйста!
— Поехали! Мне все равно вас в штаб отвозить! Корнет, проводишь пленных! — распорядился Давыдов.
— Я тоже с вами! — сообщил художник.

Через полчаса семь человек стояли посреди леса и переглядывались. В воздухе висела большая дыра, разбрасывавшая искры, сверкающая и манящая своим водоворотом.
— Ну, чего встали? Вперед! — скомандовал батька Махно и сам первым вступил в портал.

Через несколько секунд все оказались в другой местности. Леса больше не было, зато стояли какие-то дома необычной конструкции, а между ними разбит куцый сад. Из ближайшего дома вышел молодой поручик и, представился Дмитрием Ржевским. За его спиной стояла молодая девица в шароварах. Именно она первой и заметила плененного Наполеона и его спутницу.

— Ах ты, мерзавец! Попался! Зря я тебя не проткнул. Сейчас я с тобой рассчитаюсь!
Наполеон ответить на дерзкие слова не мог из-за кляпа во рту, но очень хотел.
— Наполеона изловил я! — взорвался корнет. — Он мой пленный! Я никому не позволю его протыкать!
Между офицерами завязалась словесная перепалка, готовая перерасти в драку. Махно и Пугачев не вмешивались, но Давыдов попытался их разнять. В результате он получил сразу двух противников.
Пока офицеры фехтовали, никто и не заметил, как из повозки пропала пленная девица и куда-то исчезли художник и спутница Ржевского. И их начали искать.
Наверх
31.12.2010, 07:00
Найден баг?