Ведущий
Общее доверие: 100%
Михаил Кутузов 31.12.2010, 07:07
Русская армия императора Александра Первого расположилась по ту сторону Немана, ожидая приближения наполеоновских войск. Разведка доносила противоречивые сведения. Бонапарт в настоящий момент находился в польской области Мазовии и еще не принял окончательного решения, выступить ли против Пруссии или против России. Но русским Бонапарт был не страшен. Бились с ним уже под Аустерлицем — разбили… Не устоять французам против гусар и казаков.
Ох уж эти казаки: донские, кубанские и яицкие! Особенно яицкие! Осенью 1773 года российская императрица Екатерина II услышала о мятеже на Яике, поднятом ее супругом, которого она до сих пор считала мертвым. Правительственные войска были срочно направлены на Урал, и вскоре выяснилось, что Петр Фёдорович побуянил и успокоился, а вернее сбежал в тот момент, когда армия уже приближалась к очагу мятежа. Екатерина Алексеевна очень быстро распознала в этой провокации руку Пруссии, вынудившей на фоне войны с Турцией оттянуть русские войска с запада на восток, чтобы ударить по незащищенным границам и отвоевать ту часть Польши, которую Россия только что получила в результате раздела. Екатерина не сомневалась, что ее оживший супруг (если это действительно был он), попытавшийся взбаламутить яицких казаков, уже веселится на балах в Кенигсберге. Тогда она приняла хитроумное решение. Чтобы защитить тылы от подобных провокаций впредь, она предоставила яицким казакам особые вольности и освободила от части налогов, чем успокоила уже начавшиеся брожения. После этого, сформировав из казаков отдельные, привилегированные ударные части, она объявила войну Пруссии и нанесла ей сокрушительное поражение, от которого тевтоны не могут оправиться по сей день.

Но вот генерал-фельдмаршару принесли донесение: в расположение русских войск пришел некий господин Сенсеров, который просил о аудиенции у самого главнокомандующего. Этот человек рассказывал, что имеет точные сведения о намерении Пруссии развязать широкомасштабную войну против России. Он также упомянул о неком Отто фон Бисмарке, который вынашивает куда более амбициозные планы о новом порядке во всей Европе. Кутузов, правда, ничего не слышал о нем, но решил разобраться. Он позвал Багратиона и Барклая де Толли и велел привести информатора.
Господин Сенсеров оказался довольно молодым человеком, и отвечая на вопросы, он настаивал на своем. Пруссия тайно собирает силы против России, и в будущем начнет войну… даже две войны, и очень большие.
Кутузов слушал юношу, прикрыв глаз.
В конце концов и Багратион, и Барклай де Толли поверили молодому человеку и решили разработать такой план военной операции, который вынудит Бонапарта выдвинуться из Мазовии на север и разгромить Пруссию. Тем самым и силы французов будут ослаблены, и возрождающийся враждебный очаг будет уничтожен. Кутузов же заявил, что желает поговорить с господином Сенсеровым наедине.
— Я не верю твоим словам, юноша, — сказал Михаил Илларионович, когда они остались вдвоем. — Ты что-то скрываешь. Рассказывай на чистоту.
Сергей понял, что отпираться бессмысленно.
— Не смею лгать, — ответил он. — Я не отсюда, я из будущего. Я знаю, что произойдет на протяжении последующих двухсот лет. И скажу вам, что Пруссия станет источником двух страшных мировых войн, в огне которых погибнут миллионы.
— Придумай что-нибудь получше, молодой человек!
И Сенсер поклялся, что он не лжет. Он также рассказал Кутузову об открывшемся временном портале на другом берегу реки и предложил его показать.
Кутузов смотрел серьезно.
— Ты не похож на безумца!
— Неужели вам не любопытно, Михаил Иллирионович! — сказал с обескураживающей простотой Сергей.
И Кутузов сдался. В сопровождении нескольких солдат, они на лодке переплыли Неман и двинулись к холму. И видавший виды полководец остановился перед странным искрящимся вихрем, пронизывающим пространство до глубин естества.
— Там грядущее? — спокойным, полным выдержки тоном спросил Кутузов и, получив утвердительный ответ, скомандовал: — Пошли, юноша!
И через несколько секунд они оказались в незнакомом месте. Сенсеров предложил Михаилу Илларионовичу пройти в какой-то «центральный корпус». Однако он вынужден был бросить князя раньше, причем с одобрения последнего. Дело в том, что из здания доносился шум и женские крики. Кому-то требовалась помощь.
Князь остался стоять посреди двора . Звуки драки и женские крики через некоторое время стихли. Прошло минут десять, прежде чем к Кутузову подошел молодой офицер и отдал честь.
— Ваше сиятельство. Подпоручик Рылеев к вашим услугам. Кажется, нам есть, о чем поговорить.
Кутузов не возражал. Это была не та ситуация, в которой следовало командовать.

Подпоручик оказался также из прошлого времени, но он уже успел кое-что понять в том, что происходило. Все оказалось плохо. Двор был маленьким островком стабильности в бушующем море бытия, а вокруг в шторме гибла история, менялись логические связи, путались причины и следствия. Назад не было возврата. То есть вернутся в свое время было можно, но это был бы уже другой мир. “Ничего, я все-таки славно пожил”, — промелькнуло в голове князя.
Расставшись с подпоручиком светлейший князь направился вглубь сада. Вскоре его внимание привлекла молодая пара, о чем-то между собой спорившая. При виде Кутузова они оба замолчали, глядя на него.

И и этот момент из-за деревьев появился... император Александр I, одетый почему-то в простой мундир.
— Михаил Илларионович! Как я мечтал когда-нибудь еще раз увидеть тебя. Столько лет мне не давало покоя то, что ты сказал мне в свои последние часы, перед уходом в мир иной, когда мы уже изгнали Наполеона с нашей святой Русской земли. Если бы я всегда слушал тебя, тебе бы не пришлось спасать наше Отечество от узурпатора Бонапарта.
Михаил Илларионович посмотрел на царя с тоской в глазах:
— Увы, государь, я еще не спас Отечество и, похоже, никогда не спасу. Я ждал приближения Наполеона и готов был отразить удар. Если б не мое постыдное для моих седин любопытство. Именно из-за него сунулся я в это треклятую дыру, от которой уже пропал и след. Здесь я вижу дыру иную, но куда ведет она?
— Не в славный год Отечественной войны! В более позднее, благословенное для России время, — совершенно бесцеремонно встрял в разговор двух великих людей юноша с курчавыми волосами и тут же стал рассказывать о том, что увидел во время своего путешествия.

Молодая дама тем временем обратила внимание на маленький черный предмет, похожий на реечку, лежащий в траве. Кутузов уже давно его приметил своим единственным глазом. Отойдя в сторону дама принялась изучать этот диковинный предмет. Внезапно реечка заговорила: “Вы позвонили в сервис-центр. К сожалению, все операторы заняты. Ждите ответа. Спасибо за ожидание”. От неожиданности дама уронила предмет в траву. И в тот же момент пространство в нескольких шагах от нее раздвинулось, и в воздухе повисла знакомая уже дыра.
— Что ты делаешь, Наташа! — подскочил в тот же момент молодой человек. — Ни в коем случае тут нельзя ничего трогать.

Михаил Иллирионович тяжелым шагом приблизился к открывшемуся порталу и поднял упавшую реечку, опередив молодого человека. Тот не посмел отбирать предмет из рук великого полководца и убежал. Дыра в воздухе тем временем все разрасталась.

— Видать, пришел мой черед. Славно я пожил, но не все еще для России сделал. Хотя как знать!

И Кутузов оказался в Петербурге, только не таком, котором он знал, а преображенном, светлом и чистом. На стене он прочел объявление, что в этом самом доме принимает знаменитый австрийский доктор Зигмунд Фрейд, который устраняет все душевные проблемы. Не долго думая, князь отправился к нему.
— На что жалуемся? — привычно спросил доктор, седой старичок с бородкой, когда Кутузов пришел в кабинет.
— Я узнал, что должен был спасти Россию.
— Надеюсь, вы не пришли бить жидов? — пошутил Фрейд. — Хорошо, представьтесь, пожалуйста.
— Светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов. Как оказалось, это я должен был победить Наполеона.
— Так-так, — задумался доктор Фрейд. — Значит, не Барклай де Толли разбил Наполеона и уничтожил Пруссию, а вы?
— Я должен был, но не сделал!
— Знаете, вы уникальный случай! Многие мои пациенты полагают, что они Наполеоны, но вы первый называете себя его победителем. Что это? Проявление склонности к самоуничтожению? Скажите, вы в детстве часто “случайно” ранили себя? И при каких обстоятельствах вы потеряли глаз?
— 24 июля 1774 года у деревни Шумы, близ Алушты. турецкая пуля угодила мне в левый висок и выбила правый глаз! — рассердился Кутузов.
— Хорошо-хорошо, — примирительно сказал доктор. — Вы хотите поговорить об этом?
Беседа продолжалась несколько часов, в течение которых Михаил Илларионович рассказал всю историю своей жизни. Доктор Фрейд заставил вспомнить ее до мельчайших подробностей: например, туго ли его пеленали в детстве и была ли колыбель достаточно просторной. Наконец, Кутузов заговорил о перемещении во времени. Этим моментом доктор особенно заинтересовался:
— Очень-очень интересный образ, продолжайте.
— Это не образ! — возмутился Кутузов. — Это правда, и проход в грядущее находится совсем рядом, в подворотне вашего же дома. Я настаиваю, чтобы вы это увидели!
Доктор Фрейд, конечно, никогда бы сам не поддался на столь настойчивое требование пациента куда-то сходить и увидеть нечто, что составляет предмет его маниакального бреда. Однако Кутузов не предоставил доктору выбора, вынув из ножен внушительного размера саблю. Именно так князь и привел Фрейда к временному порталу.
— Вы первый, доктор! — предложил Кутузов и подтолкнул Фрейда вперед. Следом шагнул и он сам.
— Что это? — удивленно спросил доктор, когда они оба пересекли границу времен.
— Грядущее, — с ухмылкой сообщил Кутузов и принялся рассказывать все, что он знал про временные порталы.
Через несколько минут из дыры вывалились та самая красавица Наталья и маленький, лысый человечек.
— А вот и мой пациент пожаловал! — сказал доктор, приглашая и полководца и лысого господина продолжить беседу в стоящем неподалеку здании. Наталья Николаевна пошла с ними.
Наверх
31.12.2010, 07:07
Найден баг?