Ведущий
Общее доверие: 100%
Нестор Махно 31.12.2010, 07:21
По степи неслись тачанки, а ехала на них ватага под предводительсовм самого батьки Махно. Место это было глухое и гиблое, и ни один человек без оружия и десятка товарищей сюда не совался. А тут вот шли напрямик, навстречу несущимся коням двое и не прятались. Удивившись, Махно притормозил.
— Здорово, мужики! — расплываясь в улыбке, поприветствовал махновцев высокий бородатый мужик, а за его спиной спряталось существо гораздо более слабое и тщедушное, судя по одёжке, какой-то живописец-интеллигент. — Откуда будете? Тут нашим яицким мужикам пособить надобно. Оружием там, кулаками. Мы Оренбург брать собрались, а силенок пока мало. Айда с нами!
— Оренбург, говоришь? — выдвинулся вперед батька. — А я вот слышал, что он давно наш. Уже месяца два как наши ребятки оттуда Колчака выбили и гуляют.
— Не-е-е... — с хитрым прищуром ответил бородач. — Ушел Колчак, да теперь Собчак. Пособить надобно!
— Шооо!!! Шо за Собчак такой! — проревел атаман. — Против меня?! Против батьки Махно?!
Разбойники дружно ответили свистом и стрельбой.
— Собчак пришел нам там большой и страшный. Нелегко теперь ребятам. Пособить оружием надобно.
Мужик с бородой оказался упертым. Махно любил таких. И имя ему было известное — Емельян Пугачев. Гремел такой когда-то давным-давно на Урале.

Переговоры продолжались часа три. Сначала Пугачёв и Махно обсуждали все условия помощи и принципы дележа добычи, трясясь в тачанке, потом сидя в кабаке.
А художник по имени Адик расспрашивал ребят о том, что происходило в России за последние два столетия.
— А что тут рассказывать?! — говорил самый молодой и, судя по всему, самый грамотный боец. — Это история, ее все знают. Как ушла с престола Катька в
1765 году, свалила куда-то, к полюбовнику своему, говорят, так к власти пришел ее сынуля — Паша. А тот романов про рыцарей начитался и рыцарский орден решил учредить. Он тогда много законов мамани отменил и свои ввел. Дворянские вольности отменил, а армию муштровать начал. И так он усердствовал, что крупное офицерье власть в свои руки захватило. А там офицерье рангом поменьше бучу подняло и декабрьское восстание организовало в 1775 году — сразу как турков мы раскатали. И как сказал классик, декабристы разбудили Пугачёва, Пугачёв — Горбачёва, Горбачёв — Рогачёва. Все вместе они, само собой, разбудили Герцена. А нАчали и усугУбили, расширили, укрепили и закалили народовольцы. А тут уж и “Черный беспредел” разгулялся: в день по два генерала взрывали! И пошла гулять Расея! Большевики, меньшевики, эсэры, эсдэки. Между делом и война с немцами случилась. По этому случаю Николашку Второго с трона скинули, хотя он дворец свой в Питере в цитадель превратил. Но разве ж наши вояки цитадели не брали? Ну и вот теперь гуляем по полной. Нынче наша власть! Ведь анархия — мать порядка!

Тем временем Пугачев обо всем договорился с Махно. Вот уже загрузили на три тачанки сотню винтовок, пять пулеметов и два десятка ящиков патрон, вот собрался отряд воевать Оренбург, но именно тут возникла самая главная проблема. Пугачев сказал наконец, что ехать на войну придется им не простым путем, а через портал времени. Решились немногие. Но ведь всегда находятся такие бравые парни, которым все нипочем.

День клонился к закату, когда из временного портала в будущее въехали три тачанки с полутора десятками вооруженных людей. Во главе ватаги ехало двое Нестор Махно и Емельян Пугачев. И лишь маленький австрийский художник по имени Адольф примостился сбоку в повозке, стараясь лишний раз не попадаться на глаза разъяренным мужикам. Зрелище было не для слабонервных.

— Эй, мил человек! Открой нам дырку! — прокричал из повозки Пугачев.
— Открывай живо, буржуй! — вторил ему батька Махно.
— Сейчас открою! — нехотя ответил Пименов, и пошел куда-то вперед открывать временные ворота.
Отряд Махно въехал через портал в осенний лес. Через полчаса пути они достигли расположения лесного отряда. Одеты все были не по форме, в мужицкую одежду, но Пугачев почувствовал, что тут что-то не так.

— Эй! Мужики! Вам помощь требуется?! — крикнул Махно, поигрывая маузером. — Мы вам винтовки привезли, патроны и аж пять “максимов”. Кого мочить надо? Мы замочим!
— Слышь, Нестор! — сказал Пугач. — Не мои это ребята!
— Что ты гонишь, Емеля! Вижу, мужики наши, свои! Счас разберемся!

Затем появился предводитель партизан по фамилии Давыдов.
— Здорово, мужики! — по-крестьянски поприветствовал он прибывших бойцов. Покажите мне оружие. Не видел никогда такого. А мочить... мочить сами знаете кого — врагов наших, супостатов!
— Ясно дело, что врагов! А оружие смотри.
Оружие, привезенной Махно, действительно произвело на Давыдова впечатление.
— Слушайте! — сказал он. — Донесли мне, что обоз вражеский должен в нескольких верстах отсюда должен пройти. Вроде как везут добро награбленное. Отбить бы надо!
— О-о-о!!! — одобрительно закричали прибывшие бойцы. — Говори, где и когда, и обоз наш!
Долгих сборов отряду Махно не потребовалось. Они моментально тронулись с места и отправились в ту сторону, куда им показал Давыдов. Потеряли только художника, но оказалось, что он остался в лагере, не желая лезть в пекло. Операцию провели быстро и четко. Пулеметные очереди скосили противника в считанные минуты, а добыча и правда оказалась богатой. Ребята остались довольны. После операции Махно и Пугачев отправились обратно к Давыдову. В лагере за это время появился молодой корнет с двумя пленными: мужчиной и девицей.
— Эй, парни! Подъем! Батька Махно пришел! — крикнул атаман. — Мы там с ребятами тысячи две солдат уложили из пулемета, обоз поделили. Только вот беда, патроны кончились. Нам бы снова за ними съездить! Ребята отдыхают, дай пару своих бойцов.
Давыдов, уже уставший за сегодняшний день удивляться:
— Сам с вами съезжу, сам посмотрю, где вы такое диковинное оружие добываете.
— И нас возьмите! — попросила пленная девица. — Это недалеко, в лесу! Пожалуйста!
— Поехали! Мне все равно вас в штаб отвозить! Корнет, проводишь пленных! — распорядился Давыдов.
— Я тоже с вами! — сообщил художник.

Через полчаса семь человек стояли посреди леса и переглядывались. В воздухе висела большая дыра, разбрасывавшая искры, сверкающая и манящая своим водоворотом.
— Ну, чего встали? Вперед! — скомандовал батька Махно и сам первым вступил в портал.

Через несколько секунд все оказались в другой местности. Леса больше не было, зато стояли какие-то дома необычной конструкции, а между ними разбит куцый сад. Из ближайшего дома вышел молодой поручик и, представился Дмитрием Ржевским. За его спиной стояла молодая девица в шароварах. Именно она первой и заметила плененного Наполеона и его спутницу.

— Ах ты, мерзавец! Попался! Зря я тебя не проткнул. Сейчас я с тобой рассчитаюсь!
Наполеон ответить на дерзкие слова не мог из-за кляпа во рту, но очень хотел.
— Наполеона изловил я! — взорвался корнет. — Он мой пленный! Я никому не позволю его протыкать!
Между офицерами завязалась словесная перепалка, готовая перерасти в драку. Махно и Пугачев не вмешивались, но Давыдов попытался их разнять. В результате он получил сразу двух противников.
Пока офицеры фехтовали, никто и не заметил, как из повозки пропала пленная девица и куда-то исчезли художник и спутница Ржевского. И их начали искать.
Наверх
31.12.2010, 07:21
Найден баг?