Ведущий
Общее доверие: 100%
Адольф Гитлер (коммунист) 31.12.2010, 07:23
Адольф всегда интересовался политикой, а то, что происходило в советской России, пробуждало в нем неподдельный интерес. Он восхищался Львом Троцким, вождем мирового пролетариата. Под его руководством в 1917 году победила Великая Сентябрьская Революция. Это были великие дни. В марте того же 1917 года было свергнуто самодержавие, и царь Борис II отрекся от престола и тут же был повешен на Дворцовой площади. К власти пришло временное правительство во главе с Яковом Свердловым, которое было свергнуто в революционном Сентябре солдатами и матросами. После этого Россия в одностороннем порядке заключила мир со всеми воюющими государствами и начала прямой экспорт революции. В итоге пали правительства Германии, Австрии, Франции, Италии, Испании; в Лондоне были отрублены головы всем представителям королевской династии. Мировая революция была провозглашена величайшей ценностью и высшей стадией развития европейской цивилизации. Противостояли мировой революции в Европе Соединенные Штаты Америки, которые наращивали военный потенциал и готовили вторжение.

Адольф всегда мечтал побывать в России… Советском Союзе. И вот он наконец здесь, идет по революционной Москве — в кожанке и с красной звездой на фуражке. Всюду висят портреты Льва Троцкого либо троицы: Маркс, Энгельс, Троцкий…
— Ах ты, вражина! — окликнул его вдруг какой-то человек и кинулся на него с кулаками.
— Товарищ, погоди! Ты меня с кем-то путаешь! — попытался успокоить хулигана Гитлер. — Я друг! Я за мировую революцию! Приехал в Москву для обмена опытом!
— Врешь, фашист! Ты был зверюгой, зверюгой и останешься!
Адольф не знал такого слова «фашист», но понял, что это ругательство.
Разнимать драку прибыла милиция. Ничего хорошего это не сулило.

Нападавшего звали Григорий. Адольф узнал его имя, когда они оба очутились в одной камере. О причинах своего поведения парень не говорил, но и не собирался враждовать.
— Слушай, Адик, а ты не в курсе, когда нас выпустят? — спросил вдруг он.
— Выпустят? — удивился Адольф. — Нас не выпустят. Нас либо на десять лет в лагерь отправят, либо расстреляют. Варианта наказания всего два.
Григорий так и осел.
— Как расстреляют? Мы же только подрались. И потом я на тебя налетел, а ты только оборонялся.
— Мы с тобой, Гриша, нарушили общественный порядок, а значит, поколебали веру окружающих в стабильность общественной гармонии и, что хуже всего, в дружбу народов. Драка между представителями разных народов однозначно оценивается как межнациональная вражда и жестоко карается законом. Значит, наши с тобой преступления политические, серьезные, и нас, скорее всего, расстреляют. Но есть шанс попасть в лагеря.
Григорий замер, раскрыв рот.
— Жалко, — обреченно признался Адольф. — А я еще Питер посмотреть хотел...
— Увидишь ты Питер! — сказал Беспалов и потянулся к решетке, которую незадолго до этого уже ощупывал на предмет прочности. — Помоги.
Адольф ожил, у него появилась надежда. Он тоже стал на койку и со всей силы потянул. Один рывок, второй, и решетка не выдержала и оторвалась.
— А теперь побежали.
Быстро, помогая и поддерживая друг друга, Григорий и Адольф выбрались на волю и помчались по улице. Позади кто-то засвистел и заорал: “Стой! Стрелять буду!” Беглецы только прибавили скорости, оттого ни одна пуля милиционера не попала в цель. Свернув в подворотню Григорий схватил Адольфа за руку и, не дав ему опомниться, толкнул в какой-то светящийся круг.

Беглецы приземлились на траве, и портал за их спинами закрылся. В кустах рядом с местом приземления мелькнула чья-то фигура и пропала. Через 10 минут из соседнего портала выпали еще два человека, и в одном из них Адольф с удивлением узнал Феликса Дзержинского.
— Поздравляю, Адик, ты в будущем! — торжественно сообщил Григорий.
— Григорий, а где стабилизатор? — спросил другой из пришельцев из второго портала.
Наверх
31.12.2010, 07:23
Найден баг?