Голос нефритовой флейты

 

 

 

 

 

 

 

Этот день был тщательно рассчитан лучшими пророчицами. Ни одна сумма чисел не давала четвёрок, календарь Тун-Шу прочил преумножение, успех в любых начинаниях, безоблачное небо и гладкий путь. В день свадьбы императора не должно было случиться ничего дурного.

Как обычно в Дни Императора – праздники, которые дарил жителям Сын Неба – жители Чанъана встали позже обычного. Однако, на этом праздничные послабления кончились. Император Хань пожелал провести день скромно и умеренно, предаваясь раздумьям о грядущем счастье и накапливая энергию для свершений.

В торжественные дни нужно сдерживать плохие мысли и резкие чувства, однако у завсегдатаев ресторана «Ци ли Сян – семь миль ароматного чая» досада нет-нет, да прорывалась: излюбленное место закрыто на целые сутки для обслуживания свадебной церемонии.

К вечеру центральная площадь и основные улицы города расцвели красными праздничными фонариками и гирляндами. С наступлением плотных сумерек в сторону императорского дворца от восточных чанъанских ворот выдвинулась торжественная процессия и неторопливо зазмеилась в сторону Дворца.

Даже шествие на сей раз было непривычно скромным – без военного оркестра и кавалерии, без развевающихся на древках жёлтых драконов. Красивые и пёстрые артисты несли десятки зонтиков с изображениями драконов, фениксов и тигров. Когда зонтики кружились, казалось, что звери гонятся друг за другом или танцуют какой-то вечный завораживающий танец.

                 1

Слуги несли по узким улицам алый паланкин невесты, драпированный пышными фалдами жёлтого шёлка. Женщины, не дождавшись военного парада, скептически хмыкали и возвращались к своим делам, перешёптываясь, что паланкин пустой, дескать, зачем катать свою собственную наложницу туда-сюда по улицам.  Старики ворчали, что грядут сложные времена, раз шествие такое скромное. И только мужчины понимающими взглядами, в которых читался звон сэкономленных казной монет, провожали процессию.

Замыкали ход слуги с фонарями, разбрасывающие милостью Императора, Сына Неба Ли Фулина, зёрна, лоскуты шёлка, бобы, фрукты и монеты. За ними толпой неслись дети сразу с корзинами.

Когда процессия скрылась за крепостной стеной, Небесные врата медленно со скрипом захлопнулись, скрывая предстоящее таинство.

Действительно пустой паланкин, отслуживший данью традициям, поставили на землю сразу у стены. Свита разошлась мгновенно, будто растаяв в окружающем мире. Как будто размыло чернотой ночи яркие зонтики и горящие фонари. Чуть дальше, за прудом и Мостом Хрустальной песни Воды маячили огни и слышались голоса.

Гости уже давно прибыли и ожидали появления молодожёнов на веранде Дерева аромата корицы. Ещё более доброжелательная чем обычно Сэомэй радостно порхала от гостя к гостю, приветствуя собравшихся.  Ван Уцзи почему-то был хмур и задумчив. Негромко разговаривали чуть поодаль Мэнцзюэ и Хэ. Военный министр с дочерью стояли прямо у ворот, чтобы пройти к столам первыми. И первыми вручить свои дары.

Со стороны кухни постоянно доносились голоса и звуки – мелькали Юньгэ и Иинг с подносами в руках.

Вводная-2

Наконец, музыканты заиграли лёгкую музыку и с восточной стороны появилась Ли Янь. Алое платье, расшитое золотыми журавлями и цветами, и церемониальные свадебные шпильки подчёркивали её змеиную красоту.

Перед ней с зеркалом в руках семенила служанка, держась так, чтобы будущая императрица видела только своё отражение. Это были последние шаги невесты, когда она ещё принадлежит себе. И последняя возможность поменять своё решение и судьбу.

Из западного коридора решительным шагом вышел Император Лю Фулин, не глядя на гостей он быстро преодолел расстояние до ворот и остановился так резко, что золотые драконы о пяти когтях на парадном лунпао агрессивно колыхнулись.

Служанка с зеркалом покинула невесту, Ли Янь встретилась взглядом со своим будущим мужем. Ни слова не говоря, Фулин протянул руку и помог девушке перешагнуть сперва через седло – во имя мира в семье, а затем и через весы, служившие символом гармонии и баланса «инь» и «ян».  

Евнух, бесшумно возникший перед парой, перевязал запястья молодых нитью долгой жизни – алым шёлковым шнурком. После церемонии поклонов нить должна быть разделена натрое – две нити будут служить браслетами мужу и жене, а третьей перевязывали ритуальную табличку с именами молодожёнов.

Музыка зазвучала громче, пара прошла в Зал божественного света, где начали церемонию поклонов духам Неба и Земли, Солнца и Луны, духам стихий и алтарным табличкам с именами предков.  На этом брак считался заключённым перед Небесами и Духами. Наступала пора веселья, громких разговоров, танцев и поздравлений.

Лю Фулин выдохнул, впервые за всю церемонию повернулся к жене и повёл её в Зал земного благословения к изумительной красоты тронам. Второй, поменьше, был изготовлен недавно – специально для Ли Янь.  Усадив жену, император золотым жуи медленно поднял супруге алую фату с лица, тем самым выразив дозволение всем гостям смотреть на свою женщину и поздравлять её.   

                   3

Музыканты переместились в тронный зал и обосновались на балконе второго этажа. Поздравления, тосты и речи лились рекой, как и вина – жёлтое, красное, хризантемовое, волчье и, конечно, байцзю. Блюда сменялись так часто, что непрерывно можно было пробовать что-нибудь новенькое.

Один за другим гости подходили к паре с дарами. Были среди подарков вазы, сосуды, свитки с парными надписями пожелания долголетия и счастливой судьбы, роскошные ковры, шкатулки, рулоны тончайшего шёлка, расшитые туфли, расцвеченные драгоценными камнями кинжалы. Вскоре императорский праздник под бурное одобрение собравшихся украсила танцовщица, приковав к себе завороженные взгляды мужчин и оценивающие взгляды женщин.

Как лёгкая птица она кружила по залу и ленты на её наряде то взметались вверх, то медленно оседали, гипнотизируя гостей, напоминая  сразу и нежные лепестки вишни, и алые капли крови.

Когда танец закончился, в зале ещё некоторое время стояла тишина, которую нарушил евнух, объявив Единение чаш. Вино молодожёнов смешивалось в бокалах и супруги говорили друг другу пожелания – те, которые им теперь придётся делить на двоих. 

Ещё пару речей спустя живость праздника вернулась в Зал, а императрица Ли Янь покинула его. Парящие золотые журавли на   ханьфу многие проводили понимающими взглядами. Жена удалилась в сторону  Зала облачной гармонии, готовиться к важной ночи. 

Фулин, не проводив жену взглядом, потребовал ещё танцев и обновления  своей чаши. Праздник набирал обороты – улыбки становились шире, разговоры откровеннее, некоторые гости, кажется, разошлись гулять по парку. Император не торопился. Он угостился несколькими блюдами, поговорил с парой-тройкой гостей.

Через некоторое время медленно встал и пошёл, не глядя по сторонам, через весь зал туда, где недавно скрылась его молодая жена.

 

 

 

 

 

 

Фулин

Лю Фулин. Император Хань. Взошел на престол в возрасте 8 лет. Вначале с помощью регента, а теперь уже самостоятельно, пытается сделать империю Хань процветающей, помочь ей оправиться от военных кампаний отца и усмирить сюннов. Знает, что путь в тысячу ли начинается с первого шага, прочитал весь трактат о военной стратегии и искусство войны, книгу песен и гимнов, весны и осени, государственную политику и книгу перемен. Долгое время не брал наложниц, пока министры не настояли на том, что императору нужен наследник. Положение императора заставляет быть принципиальным, но не мешает оставаться человечным.

Сэомэй

Хо Сэомэй. Наложница императора, внучатая племянница военного министра Хо Цина. Вошла в императорский дворец в возрасте 6 лет. Ей сулили стать императрицей, но император Лю Фулин всегда относился к ней как к сестре, так и не сделав ее своей женой. Скромная, доброжелательная, прекрасна, как цветы сливы весной.

Хо Цин

Военный министр. Глава семьи Хо - одной из самых влиятельных семей империи. Уверенный, жесткий, целеустремленный, его слово - не последнее слово для императора, о чем прекрасно знает и не собирается терять своих позиций в устройстве империи и упускать из рук власть. Гордится единственной среди непутевых сыновей дочерью Хо Ченгуанг. Воспитал и вырастил, как собственного ребенка, преемника - генерала Ван Уцзи - сына когда-то лучшего друга Ван Цюйбина.

Хо Ченгуанг

Дочь военного министра. Дочь своего отца. Целеустремленная девушка, не привыкшая не получать того, что она хочет. Умеет прекрасно танцевать, играть на музыкальных инструментах, вышивать, в общем, все, что должна уметь хорошо обученная девушка.

Бинъи

Йилинь Бинъи. Разводчик и продавец цыплят, снабжает императорский дворец, рестораны и рынки лучшей дичью в округе. Простолюдин, всю жизнь проживший в бедных районах Чанъань. Спокойный и неконфликтный.

Иинг

Гао Иинг. Работница ресторана Ци ли Сян - семь миль ароматного чая. На добро отвечает добром, а на зло справедливостью. Добродушный внешний вид скрывает в себе сильный стержень и умение дать отпор. Подруга Юньгэ, с которой долгое время работала вместе.

Хэ

Чанъи-ван Хэ. На вид добродушный и веселый парень, что не мешает ему добиваться поставленных целей. Любитель хороших компаний и вкусного вина, ценитель всего прекрасного, будь то произведения искусства или девушки. Часто бывает в пустынях по торговым делам.

Чэнъэр

Сан Чэнъэр. Служанка господина Хэ. Следует за ним, словно тень. Тихая как вода, быстрая как стрела. Видишь Чэнъэр? Нет? А она есть. Пытается предугадать все желания господина и угодить ему во всем.

Мэнцзюэ

Дин Мэнцзюэ. Один из чиновников императора, совсем недавно получивший эту должность. Ледяной взгляд, всегда серьезный и собранный, прислушивающийся ко всему в округе, как натянутая пружина, на его лице редко можно заметить улыбку.

Юньгэ

Сяо Юньгэ. Изысканный повар императорского дворца. До этого работала в ресторане Ци ли Сян - семь миль ароматного чая, который с ее приходом стал еще более популярным. Чтобы попробовать ее болюда, люди выстраивались в целые очереди. Словно из другого мира. Искренняя, открытая, наивная.

Уцзи

Ван Уцзи Генерал. Сын генерала Ван Цюйбина и Лифен, младенцем его забрали в императорский дворец. Тогда же, лишившись родителей, он был воспитан военным министром Хо Цин. Достиг успехов в военном деле, за что безмерно ценится императором, как и когда-то его отец. Стремителен, как ветер, спокоен и медлителен, как лес; вторгается и опустошает, как огонь, неподвижен, как гора, непроницаем, как мрак, его движение как удар грома. Самый известный и выдающийся молодой человек в столице. С чужаками он молчалив и редко выражает свои эмоции, но говорят, что у него очень заносчивый и своевольный характер.

Юи

Синь Юи. Сирота. Бесстрашная и свободная - вот ее натура, свирепая сила - это ее инстинкт. Лучшая танцовщица в танцевальном доме, бывает на праздниках в императорском дворце, чтобы под звуки цинь дарить собравшимся необыкновенной красоты танцы.

Мо Фенг

Лекарь и торговец. Отстраненный, умиротворенный взгляд, в котором чувствуется достоинство человека, который мог бы многое, если бы захотел. Избегает походов во дворец. С детства передвигается на коляске. Черты его лица ясные, словно поверхность реки, а его одежда элегантна, как магнолия.

И Чжи Се

Шаньюй племени Сюнну, захвативший власть в пустыне Си Юй. Сейчас пленный императора. Держит себя отчужденно и холодно, словно покров тысячелетнего снега.

Ли Янь

Наложница императора, недавно вошедшая во дворец. Будущая Императрица.

Юй Ан

Евнух, приближенный слуга императора.

И Юэ

Служанка во дворце императора.

Эр Юэ

Слуга господина Мо