Казус Белли
  • Классический детектив
  • Фэнтези
  • 2015 год.
  • Авторы:
  • Stellinamama

Герцогство. 

Унылые земли нищающих баронов, высасывающих последние соки из своих крестьян, и Город - столица.

Самая большая ценность в этом мире - вода. По крайней мере - в этом Герцогстве. Как обстоят дела за его пределами, никто не знает - ослы, единственная тягловая сила, без воды далеко ходить отказываются, а воду на них тратить никому в голову не приходило - самим мало. Впрочем, какая-то торговля, видимо, все-таки ведется - время от времени по Дороге приходят чужеземные обозы с каким-то товаром, мгновенно скрывающиеся за воротами замка герцога Джиллиана - правителя этих земель. 

Герцог болен и стар, с чем не желает мириться - замок всегда полон знахарей, колдуний и прочих, обещающих вернуть силы, здоровье и молодость. Еще больше этих знахарей и колдуний можно увидать на стенах Города (там они уже представлены частично, в виде голов, насаженных на пики) - время и природу пока победить не удалось, но герцог не теряет надежды.

Наследник герцога - единственный сын маркиз Ангус, предпочитающий, чтоб его именовали принцем, пока ничего нового не привнес в историю своего славного рода - в сущности и неплохой, он оказался сильно испорчен воспитанием. Герцог так боялся вырастить себе преждевременного конкурента, что в итоге вырастил надменного, наивного и безграмотного человечка, вечно зевающего и разбирающегося только в оттенках пурпура.

Серьезное влияние на политику герцога оказывает его племянник, граф Лахлан - именно ему, например, принадлежит блестящая идея завалить камнями и без того скудные источники воды, оставив только один колодец и поставив вокруг него вооруженную охрану... Золото рекой потекло в казну, неугодные умирали от жажды, а остальные покорно закрыли пересохшие рты. 

Последнее время воды в колодце сильно поубавилось. Наиболее решительные из мучимых вечной жаждой жителей Города попытались тайком разобрать один из заваленных источников, но воды в нем уже не было - она ушла. Страшная весть облетела Город, после чего люди герцога (или графа? кто их разберет) определили инициативную группу к столбу на центральной площади, а сами отправились к остальным заваленным ранее источникам, но картина везде была той же самой - вода ушла. Не показывая беспокойства, граф Лахлан тут же объявил о повышении цены за унцию вдвое. Город как пылью накрыло тяжелым глухим отчаяньем. 

Немалую часть Герцогства занимает Лес. Густой и неприветливый, полный недобрых духов и диких зверей - любой горожанин знает, что можно решиться уйти в этот Лес только предпочтя медленной мучительной смерти от жажды быструю смерть от волчьих клыков. 

И все-таки мелеющий колодец и неподъемная цена на воду толкнули самых обездоленных на отчаянный шаг. Первое время ушедших считали погибшими, но то один, то другой иногда вдруг мелькнет на базаре возле торговца солью, на мельнице, у кузницы или рядом с оружейником. И поползли слухи о том, что образовалось в Лесу целое братство, живут припеваючи, пьют из ручьев вдоволь, промышляют охотой, меняют в Городе кожи и дичь на соль, муку, железо. В надежде на лучшую долю, невзирая на запреты властей, в Лес потянулся сначала тонкий, потом окрепший человеческий ручеек. Но Лес, как оказалось, принимает совсем не каждого. Те, кому повезло больше, вернулись в Город, рассказывая, как плутали, будто увязнув в загустевшем, тягучем воздухе и уже не чая вернуться, и только вдруг чья-то невидимая рука, будто сжалившись, выводила их на Дорогу... А тех, кому повезло меньше, находили на опушке Леса с разорванным горлом и следами волчьих зубов. 

Власти в очередной раз запретили покидать Город, радея о безопасности подданных, и в очередной раз отправили на разведку в Лес группу хорошо экипированных бойцов, несмотря на жуткие слухи о судьбе их прешественников. Группа в очередной раз не вернулась, а к воротам Города ночью подбросили труп одного из ее членов - на пробившую его стрелу была наколота записка с просьбой уважать покой соседей и соблюдать тишину.

Отныне сомнений не было - в Лесу живут люди. Но так же не было сомнений и в том, что в гости к ним приходить лучше только по специальному приглашению.

*           *           *

Лес.

Если он пропустил вас, если вы сумели добраться до его сердца - оставайтесь.  Никто не спросит, почему вы здесь, если вы сами не захотите рассказать. Что там было в вашем темном прошлом - это ваше дело и ваше прошлое. От вас потребуется только одно - соблюдать правила общежития. Любая добыча - общая, любая задача - общая, любая драка - тоже общая.

В Лесу все равны, и первое время люди наивно пытались жить тут на принципах полного и всеобъемлющего равенства, не желая иметь над собой ни герцогов, ни королей, ни даже вожаков. Но после изрядного количества неприятных столкновений по самым разным, иногда даже совершенно нелепым поводам, пришли к выводу, что без третейского судьи и вообще некоторой организующей силы обойтись не удастся. Старшим стал человек по имени Клайд – после долгих и жарких дебатов его выбрали из нескольких кандидатов небольшим перевесом голосов. Этот старожил зарекомендовал себя как разумный, осторожный человек, а главное – сторонник мирного урегулирования конфликтов.  В целом мнение о нем с тех пор не изменилось, хотя в какой-то момент сам Клайд приобрел некоторую королевскую расслабленность в манерах и однажды даже попытался объявить себя вождем или предводителем. Инициатива, впрочем, быстро захирела – в первые же пятнадцать минут, и больше к этому вопросу не возвращались. Старший – он и есть старший. Так и повелось. Стоит признать, что руководит он неплохо - к внутренней и внешней политике серьезных претензий до сих пор не возникало, так что старшинство его со временем признали безоговорочно.

Лес охотно кормит тех, кто умеет его беречь и дышать с ним в унисон. Правда, иногда он подсовывает сюрпризы в виде полчищ комаров, стад мигрирующих сквозь шалаши ежей или еще каких-то локальных катаклизмов, но в основном жизнь тут проста и незатейлива - нужно выжить, а значит, соорудить жилище, найти пропитание, защитить тело, изготовить орудия и оружие. Каждый делал то, что у него получалось лучше всего, и постепенно в образовавшемся лесном обществе выделились разного рода умельцы, например, в выделке кож - за обувь, куртки, колчаны лесных мастеров в соседних деревнях и даже в Городе дают уже неплохую цену. Есть резчики по дереву и кости, мастера по изготовлению луков и стрел, а за лекарственными травяными сборами уже даже записываются в очередь.

Озер в Лесу, к сожалению, нет, но ручьев и родников вполне достаточно, чтоб его обитатели не испытывали нехватки в воде. Чем дальше, тем сильнее самим своим существованием раздражала герцога эта вольница - налогов не собирают, за воду не платят, инструментам и рычагам управления не подчиняются. Неколько раз герцог Джиллиан и его властолюбивый племянник вместе и по отдельности устраивали кровавые набеги на Лес, но ни покорить, ни уничтожить его обитателей до сих пор не удалось. 

Понеся потери, Джиллиан временно прекратил попытки силового подавления, но война на этом не закончилась, а перешла в иную форму: ни один из лесных, придя в Город, не мог чувствовать себя в безопасности - люди герцога были повсюду, как и их вынужденные доносчики, а из Башни, куда бросали схваченных, не обременяя себя заботами о законности, еще никто не вернулся. Но и лесные не оставались в долгу - огненные стрелы приносили немало хлопот хозяйствам городской знати. Но главное - торговые обозы в Город все-таки идут, а единственная Дорога, связывающая Герцогство с другими землями, проходит через Лес...

В близлежащих поместьях симпатии крестьян, а зачастую и их полузадушенных налогами владельцев, тайно, но всецело находятся на стороне обитателей Леса - суровая жизнь располагает к взаимопомощи.

Впрочем, ворота загородного замка графа Лахлана, расположенного неподалеку, тоже всегда открыты для лесных гостей. Правда, только на вход.

*           *           *

  

– Клайд, к тебе гости!

Двое дозорных, бесшумно появившись из леса, вывели на поляну троих человек в дорогой одежде – явно не из бедных. Глаза у них были завязаны.

– Парламентеры. – Усмехнувшись, дозорный снял платок с глаз одного из визитеров и легонько подтолкнул его вперед. – Говорят, пришли договариваться. Мы их возле Чертова Пояса подобрали. Оружия нет, я проверил.

Клайд вышел из своего шалаша, потирая руку об руку – видимо, оторвали от обеда. Его брови недоуменно взлетели вверх.

– Парламентеры?..

Один из гостей шагнул вперед.

– Ты здесь старший? Его светлость послал нас... Эм...  Нам нужно поговорить. – Гость с опаской оглядел угрожающе приблизившихся при упоминании "его светлости" и торопливо добавил. – Наедине.

Чуть сощурившись, Клайд оглядел прибывших и после некоторой паузы кивнул, приглашая гостей в свой шалаш.

Лесные  переглянулись.

Совещание длилось долго. В какой-то момент из шалаша Клайда выпорхнула его сестра Аннабель и вскоре вернулась с большим кувшином вина. Видимо, переговоры проходили продуктивно.

Наконец, гости вылупились из шалаша, заметно повеселевшие. Что было основной причиной – вино или итог встречи – наверняка сказать было трудно, но стороны явно пришли к взаимопониманию.

Поручив дозорным бережно доставить парламентеров к выходу из Леса, Клайд велел собрать всех на поляне.

 – Итак... Герцог Джиллиан предлагает перемирие. – Клайд обвел взглядом присутствующих. – И я дал согласие.

Собрание загудело. Гектор, подпирающий спиной могучий дуб, нахмурился.

– Какое перемирие? С кем?! Ты собираешься им поверить?! Тебе мало?..

– А тебе мало?! – Клайд рявкнул так, как от него и не ожидал никто. – Тебе мало? Сколько народу сгинуло в Башне? Скольких убили в боях?.. Гектор, мы не можем жить без Города! Мы не можем жить без соли и муки, без тканей, без железа наконец! А у нас каждая вылазка в Город – это непременная потеря людей! Только вон Фред как-то до сих пор умудряется уцелеть! Сколько еще тебе нужно смертей?

Гектор, чернее тучи, отлепился от дуба.

– Да сколько угодно! Все когда-то сдохнем. Но я сдохну свободным! Пусть идут сюда – пусть попробуют нас вот тут взять! Ну им нельзя верить, как ты не понимаешь?!

Клайд ударил кулаком по колену.

– Так, прекрати орать и дослушай наконец! На этот раз верить можно. У нас будут гарантии. В знак подтверждения открытости и твердости своих намерений герцог отправит нам своего сына. Как гаранта. Это тебе не абы что. Сыном он рисковать не станет... – Клайд задумчиво разломал сухую веточку на куски. – А с нашей стороны к ним пойдет Аннабель. Она останется у них, а Ангус - у нас до тех пор, пока мы не убедимся в честности друг друга и не выработаем условий договора. Герцог считает, за пару недель управимся. 

Новая информация требовала обдумывания. Собрание умолкло. Гектор какое-то время смотрел на Клайда, потом упрямо набычился.

– Ну хорошо, пусть гарант. Хотя мне интересно, это как мы убедимся в честности друг друга? И главное - как мы убедимся, что по возвращении гарантов домой эта честность никуда не денется... Ну, допустим. Хорошо, пусть нам это перемирие выгодно. Но а им оно зачем, вот скажи? Только не говори мне, что пара сгоревших построек...

– Ну, скажем прямо, не пара. – Клайд засмеялся. – Ладно, все. Успокоился? Вот и отлично. Ты и встречать его пойдешь. Этого Ангуса. Я только тебе могу его доверить – его как хрустальную вазу надо будет только что не на руках нести, чтоб волос с головы не упал. А чтоб глупостей не наделал, с тобой Джина пойдет – вон, поучись у нее хладнокровию, забияка. И.. – старший оглядел присутствующих и остановил взгляд на лениво улегшемся на траве Мартине. – И вот Мартин. За старшего.  Все поняли? Не дай бог что случится с этим гарантом! Такая война начнется, что нам ее уже не пережить.

*           *           *

Запах мокрого дерева, листьев и смолы.  Кружевной свет, просеянный сквозь кроны деревьев. Отяжелевшая после дождя трава хлещет по сапогам - по лесу бесшумно передвигается группа из нескольких человек, только изредка мелькающих в просветах между стволов и почти сливающихся с фоном.

Это вы.

Мартин

Влился в коллектив не так давно, меньше года, но уже совсем свой, при том, что никаких видимых усилий к этому не прилагал. Однако никто не может похвастаться, что проник в его душу или хотя бы в его биографию. Усмешливый, бесстрашный, в друзья не набивается, но и от общения не бежит. На первый взгляд кажется совершенным лентяем, но ровно до момента, когда настает пора действовать или когда в глазах вспыхивают любопытство и интерес. Остроумен, иногда даже ехиден, но беззлобен.

Фред

Спокойный, ироничный, неторопливый. Оружие не любит, схватки тоже, но при необходимости в стороне не останется. Главное достоинство - умеет подкрадываться незаметным - о том, что он уже рядом, вы узнаете только когда он положит руку вам на плечо. Пасмурная погода действует угнетающе. В Городе чувствует себя комфортнее, чем в Лесу, но поскольку входит в список тех, за чью голову объявлена награда, чертовски благодарен Лесу за приют.

Гектор

Независимый, стремительный, упрямый. Виртуозно дерется на ножах. Ценит дружбу, свободу, хороший доспех, хорошую драку и хорошо прожаренный кусок мяса. Не любит скуку и жизнь по распорядку. Всю жизнь прожил в Городе, но нынче своим домом считает Лес. Самая большая награда в герцогстве объявлена именно за его голову - после того, как он имел неосторожность победить на турнире самого графа Лахлана.

Перри

Оказался в Лесу после того, как в Городе его обвинили в самом страшном преступлении - отравлении колодца с водой. На первый взгляд кажется угрюмым и нелюдимым, однако по мере узнавания становится ясно, что это скорее защитная маска. Рад, когда полезен. От родителей получил умение находить воду. Воином никогда не был, но готов учиться, поскольку больше всего боится подвести друзей. Хорошо ориентируется в лесу и даже в незнакомых местах. Ходячий барометр.

Чак

Веселый, чуть дурашливый, неунывающий. Обладает потрясающе острым зрением, как следствие - один из самых метких лучников. Вместе с сестрой Брендой долго скитались в поисках жилья и хоть какой работы после того, как родная деревня, где он был охотником, сгорела подчистую, пока не прибились к лесным. Рубаха-парень, тут же завоевал симпатии своей открытостью и доброжелательностью.

Бренда

Сестра Чака, но в отличие от брата с людьми сходится очень медленно, будто ожидая подвоха. А уж если сходится, превращается в оживленную болтушку. Как и брат, прекрасная охотница, но на крупную дичь не охотится. С завязанными глазами стреляет лучше, чем с открытыми. В Город ходит только по крайней необходимости - лучше Леса дома нет.

Сельма

Совершенно не умеет драться, но незаменима на охоте - не только очень неплохо стреляет, но и обладает удивительной способностью предсказывать, где вот-вот появится олень или кабан Правда, этими своими экзерсисами не балует - говорит, что они ее изматывают. Одиночеству предпочитает общество, любит находиться в центре внимания, особенно, если это внимание мужское. Мечтает быть богатой.

Джина

Уравновешенная, из себя выходит крайне редко, возможно потому, что избегает ситуаций, в которых это могло бы произойти. Обладает удивительно располагающей улыбкой, но улыбается тоже крайне редко. Умеет делать стрелы без использования железа, обжигая их так, что пробивают не хуже железных, однако в целом не воин - предпочитает возиться у очага, что делает охотно и с фантазией.

Юта

Слегка надменная, слегка дикая или, скорее, чужеродная - Лес домом ей не стал, но местные порядки приняла безоговорочно. В общении с окружающими ровная, но если ее задеть, за словом в карман не полезет. Оказалась в Лесу благодаря Фреду, подобравшему ее, мокрую, продрогшую и голодную, во время вылазки в город. С тех пор все время как будто мерзнет, кутаясь в капюшоны, накидки и прочие согревающие предметы, поэтому если вы потеряли ее из виду, ищите возле очага. Оказалась хорошим дозорным - если ее выставить на дороге, о приближающемся обозе всегда сообщит заблаговременно.

Несса

Ценнейший в Лесу человек - разбирается в травах лучше, чем кто бы то ни было. Лечит, останавливает кровь, рубцует раны, заговаривает зубы и заменяет собою одновременно целый сонм лекарей и знахарей. Знает рецепты огромного количества лекарств, настоек и компотов. Тем, кто болен, кажется совершенно безжалостной - никогда не хлопает крыльями, а за сочувствием предлагает обратиться к кому-то другому, у кого больше времени.

Найден баг?