Рим I. Завещание Ланата
  • Исторический детектив
  • Ролевой сериал
  • 2009 год.
  • Авторы:
  • Tulius

 

I

Лицо бывшего диктатора уже не выражало той несокрушимости и решительности, с которой он некогда велел своим солдатам штурмовать стены великого детища Ромула, а после казнил своих соотечественников, зачастую бывших друзей, вставших на сторону Гая Мария. Братоубийственная война и последовавший за ней террор остались в прошлом. Луций Корнелий Сулла не сжимал напряженно губ и не искал пронзительным взглядом в лицах окружавших его соратников малейшей тени возможной измены. Усталость, болезнь и разочарование пригасили огонь ярости, однако не уничтожили ненависти и презрения.

— Жалкие твари, — процедил Сулла, — они еще будут благодарны мне, что я уничтожил смуту и сохранил ценой моря италийской крови идеалы республики. Что они понимают в справедливости мироустройства? Для них цель бытия – наслаждения. Когда-нибудь они промотают в роскоши то, что наши предки добыли на полях битв во всем мире. Им нужен жесткий властитель – только тогда они смогут не опасаться за судьбу своих несметных состояний, которым они обязаны героям-предкам. Я выполнил свою неблагодарную миссию, рискуя навеки остаться в истории мрачным тираном. Я удалился, отдав им право распоряжаться государством по древним законам. И что теперь? Какие мысли роятся в этих ничтожных умишках? Что ты думаешь, Публий Цетег?

— Они просто люди. Лишь богам под силу переделать их природу. Но боги бездействуют.

Когда-то они были противниками. Публий Корнелий Цетег, бывший марианец, девять лет тому назад приговоренный Суллой к смертной казни, уже давно находился в числе его сторонников, сумев добиться огромного влияния на политическую жизнь Рима. Прагматизм, граничащий с цинизмом, и осторожность в словах и действиях вовсе не были признаком трусости, а лишь служили верным оружием в борьбе за выживание.

— Я понял, о чем ты в действительности спрашиваешь меня, Луций Корнелий! – неожиданно резко и прямо сказал он бывшему консулу и диктатору, добровольно сложившему с себя все официальные полномочия. – Тебя волнуют свободные консульские выборы и слухи о возможном введении в Сенат сторонников наших «новых испанцев»?

Сулла усмехнулся:

— От твоей проницательности невозможно скрыться. Только скажу тебе более: меня волнуют не столько «новые испанцы» вообще, сколько конкретно Луций Фабий. У меня есть серьезные основания полагать, что изгнание не мешает ему с помощью своих тайных друзей в Риме добиваться благосклонности к нему Сената.

Прозвучавшее из уст Суллы имя бывшего квестора Луция Фабия, два года тому назад, не без усилий «доброжелателей», внесенное в проскрипции, произвело впечатление на Цетега, и ему стоило некоторых усилий скрыть это.

— Да, — задумчиво произнес он, — я слышал о подобной вероятности. Однако известные мне факты не позволяют утверждать, что это действительно так. Я же не могу усомниться в твоих источниках, а посему мне не остается ничего иного, как, пренебрегая своими прежними каналами, поискать новые и добиться наиболее полных сведений о влиянии Луция Фабия в Риме.

— Я рассчитываю на тебя, — коротко заключил Сулла.

 

II

9-й день до Календ секстилия

В атрии дома Клелия Ланата собралось уже много посетителей. Все они были хорошими знакомыми покойного, часто бывавшими у него дома, а также встречавшимися с ним на пирах Мания Фидената, который, кстати, появился одним из первых. Уже пришли Эггий Рутил, Тит Страукт с сыном, Валерий Руф. Квестор Публий Цетег обволил острым взглядом всех присутствующих. Тут же крутился лекарь Марцелла. А наставник гладиаторской школы Навтий Феликс с гордым и самодовольным видом стоял в стороне у колонны. Но вот в центр атрия вышел Марк Приск и попросил тишины. Когда гости умолкли, он сделав еще два шага вперед и торжественно произнес:

— Завещание покойного Секста Клелия Ланата.

Приск медленно чуть трясущимися руками развернул свиток, который он до сил пор держал в руках, и стал читать. Начальные слова традиционной формулы завещания присутствующие пропускади мимо ушел. Всех интересовало имя наследника, которое прозвучало в конце:

— …да будет рабыня Пассия свободна и наследует все мое движимое и недвижимое имущество. Секст Клелий Ланат.

— Что?!! — проревел кто-то в стороне. Все оглянулись. Это был Квинт Навтий Феликс. Под взглядами собравшихся он замолчал и покинул дом.


 

Публий Корнелий Цетег

Публий Корнелий Цетег - Publius Cornelius Cethegus. Знатное и влиятельное в Риме лицо, весьма искушенное в политической борьбе и интригах. Девять лет назад, сторонник Гая Мария, он был обвинен Луцием Суллой в государственной измене. В результате вынужден был бежать из Рима и несколько лет скрывался в Африке. Затем он неожиданно порвал с марианцами и перешел на сторону Суллы, что позволило ему вернуться в Рим. Известен в истории как "серый кардинал" в римской политике эпохи поздней республики.

Дорис

Дорис раб Публия Цетега - Doris Publii Cethegi servus. Младший сын кормилицы Публия Цетега и личного слуги его отца. С детских лет служит своему хозяину и даже сопровождал его в изгнанье. Публий Цетег доверяет ему, хотя позволяет далеко не всё. Знакомые Цетега считают, что Дорис для раба излишне самоуверен и даже несколько избалован. В действительности он просто ценит свой ум и находчивость, которые не раз помогали ему в жизни.

Филипп

Филипп раб Цетега - Filippus Cethegi servus. Старший брат Дориса. Принадлежит отцу Публия Цетега. Возможно, менее ловок, чем Дорис, но зато более рассудителен и надежен. Именно поэтому привык присматривать за своим братцем.

Преция Равилла

Precia Ravilla. Молодая общительная особа, стремящаяся быть в курсе всех последних римских новостей. Более трех лет тому назад развелась с мужем, который вскоре после этого вынужден был бежать от преследований Суллы куда-то за пределы италийских земель. Преция часто бывает в домах многих влиятельных лиц, и считается, что благодаря своим связям она может уладить многие дела. Поддерживает Эггия Рутила в его стремлении занять пост квестора.

Оливия

Оливия рабыня Преции Равиллы - Olivia Preciae Ravillae serva. Серьезная и смышленая девица, пользующаяся доверием своей хозяйки. При этом не лишена привлекательности.

Тит Сергий Структ

Тит Сергий Структ - Titus Sergius Structus. Типичный римлянин, не слишком богатый и не слишком влиятельный, но интересующийся политикой и посещающий пиры у Гордиана Фидената. Имеет взрослого сына, который доставляет ему немало забот, особенно своими завышенными потребностями. Увлекается цирковыми скачками, где делает ставки на "белых".

Луций Сергий Структ

Луций Сергий Структ - Lucius Sergius Structus. Сын Тита Сергия Структа. Молодой человек, стремящийся завоевать симпатии и дружбу своих богатых сверстников, а потому постоянно нуждающийся в деньгах. Своей главной проблемой считает излишнюю расчетливость отца, дающего ему слишком мало средств для ведения светской жизни. Вот уже несколько месяцев сватается к Валерии, дочери Валерия Руфа, ожидая обещанной помолвки.

Виталий

Виталий раб Структа - Vitalio Structi servus. Раб Тита Сергия Структа, живет в его доме около года. Старательный и преданный, однако в своем рвении зачастую не знает меры. Не раз его усердие приносило больше вреда, чем пользы.

Маний Гордиан Фиденат

Маний Гордиан Фиденат - Manius Gordianus Fidenatus. Состоятельный римлянин, светский и общительный человек, устроитель пиров, на которые каждую декаду, на слеующий день после скачек в Большом Цирке, приглашает своих друзей. Заядлый игрок, любитель цирковых бегов и гладиаторских боев, он тратит много денег на поддержку этих массовых зрелищ. Именно поэтому в его дом вхож Навтий Феликс, бывший гладиатор, а ныне наставник в гладиаторской школе.

Прокул Эггий Рутил

Прокул Эггий Рутил - Proculus Eggius Rutilus. Амбициозный, но в то же время предельно осторожный начинающий политик, стремящийся продемонстрировать свою лояльность власти. Недавно вступил в борьбу за освободившийся пост квестора, который при благоприятном стечении обстоятельств откроет ему путь в Сенат. В этой борьбе он соперничает с Валерием Руфом, что, однако, не мешает обоим оставаться добрыми знакомыми, регулярно встречающимися на пирах у Гордиана Фидената.

Марк Папирий Приск

Марк Папирий Приск - Marcus Papirius Priscus. Клиент покойного Секста Клелия Ланата. Молодой провинциал родом из Гнации, прибывший в Рим около трех лет тому назад, чтобы поступить на службу к влиятельному лицу, а также заняться юридической практикой. Живет в маленькой квартирке в центре города. После гибели Клелия Ланата продолжает вести дела у его наследницы Клелии Пассии. Также за небольшое вознаграждение оказывает правовую помощь мелким ремесленникам и торговцам.

Клелия Пассия

Клелия Пассия - Clelia Passia. Бывшая рабыня Секста Клелия Ланата, его любимая женщина, получившая в наследство все его огромное состояние. Жила в доме Ланата около шести лет и пользовалась многими привилегиями. Знакомые оценивают ее как своенравную красавицу с не по годам жестким и волевым характером, однако вызывающую расположение и симпатию. Преция Равилла искренне считала ее своей подругой даже в то время, когда она еще была рабыней.

Феликс

Квинт Навтий Феликс - Quintus Navtius Felix. Бывший гладиатор, освобожденный три года назад и ставший наставником в гладиаторской школе Квинта Навтия Вета. Сумел заработать денег, попробовав себя в качестве ланисты. Планирует создать свою собственную гладиаторскую школу. Пользуется поддержкой Гордиана Фидената и приводит на его пиры своих бойцов демонстрировать гостям искусство единоборств.

Гай Марцелла Памфил

Гай Марцелла Памфил - Gaius Marcella Pamfilus. Выходец из бедной плебейской семьи с греческими корнями, талантливый врач, сумевший сделать удачную профессиональную карьеру. Живет в богатом районе Риме, где имеет практику. Много работает и пользуется уважением, никогда не отказывает во врачебной помощи. Его пациентами являются практически все завсегдатаи пиров Гордиана Фидената, сам Публий Цетег, а также их домочадцы и слуги.

Найден баг?