Останки разума
  • Ироничный детектив
  • 2008 год.
  • Авторы:
  • LN
 

Частная клиника Энтони МакГрегора "Останки разума" — последний оплот здравого смысла на земле.

Время — настоящее продолженное (Present Continues).

Лето.

Тишина, запах свежескошенной травы и звенящий воздух.
Клумбы, поросшие бурьяном, среди которого иногда случайно попадаются цветы.

Сама больница представляет собой одноэтажный домик наподобие сельской дачи с пристроенными к нему флигельками. Все удобства находились тут же неподалеку. Казалось, уже ничто и никогда не сможет разрушить эту идиллию. Но в один прекрасный день все же и в такое захолустье проник ветер перемен в лице врача-психиатра Энтони Макгрегора — он стал одновременно и владельцем, и главврачем клиники.

Как известно, новая метла метет по новому. Новый главврач тут же затеял переустройство: перенес свой кабинет в другое помещение, координально изменил нумерацию палат, а так же резко сократил персонал, лично проведя с каждым из них собеседование и тестирование на IQ. В результате оставил пару огромных гариллообразных существ, выполняющих функцию санитаров, их помошника Шурика, медсестру блондинку (которую, впрочем, после повторного многочасового собеседования с тестированием он тоже уволил), да уборщицу тетушку Эмму Фишер, которая некоторое время назад так часто была пациентом этой клиники, что как-то незаметно втерлась в коллектив и стала штатным работником, в качестве зарплаты получая трехразовое питание за счет заведения. Все ее очень любили — и пациенты, и персонал. И всем сразу стало ясно: новый доктор очень добрый человек, т.к. он не только оставил милой старушке ее рабочее место, но и даже дал ей повышение по работе — теперь, кроме уборки помещений, она должна была полностью заниматься всей работой в буфете. И зарплату ей повысил вдвое (!) — теперь ей разрешалось есть по две порции. Повезло и Шурику. Доктор выделил ему самую лучшую комнату: "В этих аппартаментах сам Наполеон останавливался как-то!"

Методика лечения тоже заметно изменилась: к обязательному глотанию пилюль (к слову сказать, принцип их назначения тоже изменился) добавилось обязательное посещение сеансов групповой терапии, медитаций и уроков рисования. К тому же теперь все это нужно было делать строго по рассписанию — очень уж любил доктор во всем пунктуальность.

Еще одним новвоведением доброго доктора, которое не оставило равнодушным никого, стала гораздо снизившаяся частота избиения санитарами пациентов и, как следствие, наступивший так всеми любимый беспредел (разумеется, в свободное от процедур время). Только злые языки в лице Чеккера поговаривали, что доктор тут ни при чем, а просто оставшиеся санитары теперь везде не поспевают, и что доктор не оправдал надежд пациентов — им по прежнему было запрещено посещать удобства, расположенные внутри помещения, вход в которые избранные осуществляли через две двери. На одной из них, расположенной правее, красовались буквы Мэ и Жо, а под ними красной краской очень громко было сказано:

Только
мед


На соседней двери, расположенной левее, буквально впритык к первой, красовалась буква Дэ, а под нею все в том же стиле приписка:
для
пессонала!


Все по разному понимали, что крылось за буквой "Д", и вели себя в соответсвии с восприятием.

Все сразу полюбили доктора и загордились им, ибо все его действия были для них свежей волной в этом застоявщемся болоте.

Со временем все привыкли к новому укладу и опять опять потянулись долгие дни. Новыми и непродолжительными равлечениями были редкие новоприбывшие пациенты. Особенно всех порадовало появление Донны Розы — милой дамы с очаровательной улыбкой. Не смотря на то, что Роза не была замечена в высказывании своих мыслей и воспоминаний, а может быть именно благодаря этому, она сразу же обрела всеобщую симпатию. Женщина-загадка очаровала даже и мизантропа мистера Чеккера, и недоверчивую Арес.

Так один за другим шли дни, пока не наступило 13 июня сего 2008 года. День не предвещал ничего плохого, как в прочем и ничего хорошего. С утра незаладилась погода: небо было затянуто серой пеленой, становилось прохладно. Во время сеанса наскальной настенной живописи легкий ветерок постепенно начал усиливаться. Стало прохладно, а с неба сорвалось несколько капель дождя. Доктор, обеспокоенный здоровьем своих пациентов, разрешил покинуть пленэр раньше времени, и посоветовал всем закрыть окна в палатах и воздержаться от прогулок — ибо, судя по прогнозам, сделанных им при помощи то ли рун, то ли ТАРО, надвигалась буря. Все отправились в дом и вынуждены были весь день томиться в четырех стенах, ожидая исполнения пророчества главврача... Погода становилась все хуже и хуже, но дождь никак не начинался до самого вечера. Все уже приготовились спать, сомневаясь, что предреченная доктором буря посетит сее богом забытое место, как что-то действительно произошло. В больнице поднялся переполох, и все устремились на улицу...

ЖЕРТВА

Донна Роза д'Альвадорес — всемирно известная миллионерша. Жениться на ней — мечта всей мо... тьфу. Появилась в этом тихом пристанище относительно недавно и сразу успела завоевать всеобщую любовь умением необыкновенно тепло улыбаться. А, собственно, ничего другого она и не умела — говорить, кажется, тоже. Поэтому только мы с вами знаем, что под именем миллионерши скрывается безработный актер Бабс Баберлей, а пациентам-то откуда это знать?...

Ведущий психиатр

Энтони МакГрегор

Врач-психиатр. Вернувшись из Лонквиля, МакГрегор самозабвенно рассказывал родным о реальных приведениях и настоящих ведьмах. Настолько самозабвенно, что родные решили сбагрить Энтони в психиатрическую лечебницу. Тогда МакГрегор сбежал, взял ссуду в банке и купил у сошедшего с ума коллеги в тихом провинциальном уголке частную лечебницу для людей с отклонениями — причем купил прямо с персоналом и пациентами. Перед тем, как поставить диагноз, всегда тщательно сверяется с лунным календарем, гороскопом друидов, фэн-шуем, картами Таро и рунами. По тому же принципу назначает лекарства. Характер нордический, общительный.

Шурик

В прошлом — спецагент по неясным вопросам, ныне в лечебнице проходит альтернативную службу в звании... то есть в должности санитара. Направлен сюда лично военкомом после того, как пытался досрочно выйти на пенсию по инвалидности, имитируя психическое заболевание. "Иди, служи, сынок! Ты будешь там почти как дома!" — напутственно похлопал его по плечу военком. Был продан вместе с лечебницей новому хозяину, чего пока не осознал. Ленив, с обязанностями справляется из рук вон плохо, однако иногда проявляет чудеса рвения. Подвержен частым сменам настроения с задумчивого на благостно-задумчивое.

Эрика фон Штайн

Актриса провинциального театра "Колизей". После смерти примы театра рассчитывала стать первой, но спятила, будучи обойдена на повороте более яркими талантами. Не опасна, но при разговорах о театре нервничает.

Джон Майерс

Подававший надежды художник-авангардист. В погоне за успехом влип в историю с нехорошим душком. С целью уклонения от разящего меча правосудия прячется здесь и косит под безобидного дурака.

Карлота Дакоста

Латиноамериканка с небольшим, но богатым прошлым. Приехала в Старый Свет с желанием оторвать себе богатенького мужа. В промежутках между поисками супруга подрабатывала в стриптиз-барах и ночных клубах. В результате оторвала себе остатки психического здоровья. Уверена, что попала на модный курорт, куда ее отправил какой-то то ли "зайчик", то ли "котик". А то, что яхта и слуги задержались в пути, — так эти наемные работники такие мерзкие лентяи!

Арес

Миловидная девушка лет 20-25 на вид (сама не помнит). На почве сложных отношений с отцом-маньяком потеряла ориентиры в жизни. Представляет себя греческим богом войны Аресом, одевается в простыню, в складках которой прячет молоток для отбивания мяса, позаимствованный на кухне.

Джеймс Келли

Чувство вины за гибель своего близкого друга привело Джеймса к полному погружению в мир музыки, в котором он провел пару лет, не всплывая на поверхность. В результате стал слышать посторонние голоса и отрывки из классических музыкальных произведений. В остальном — совершенно нормальный, дружелюбный и в меру общительный шизофреник.

Генри Чеккер

Бывший военный. На пенсии. Воспитан, но порой несдержан и груб. Молоко и вода по его мнению — это телячье пойло. Когда при очередном звонке в скорую ему сообщили, что вольер для мелких грызунов переполнен, он решил оставить белку жить у себя.

Энн Баттл

Дама под полтинник, художница-импрессионистка. С целью достижения максимального сходства собственного стиля со стилем Дега время от времени входила в его образ, для полноты картины закрепляя коньяком. Вошло в привычку и то, и другое, но Дега со временем стал превалировать.

Юстина Монтани Руфи

Пытается забыть бурную молодость, возомнила себя женой богатого патриция Нумана Валерия Руфа. Ушла из дома в поисках означенного патриция, который почему-то долго не возвращается с завода. Потерялась и была доставлена в психушку, где патриций на патриции и патрицием погоняет... Не расстается с замусоленной книжонкой "Основы Античности для чайников".

Найден баг?