Странная история времён Бакумацу
  • Исторический детектив
  • Фэнтези
  • Этнический детектив
  • 2009 год.
  • Авторы:
  • Hime

Этой весной сакура зацвела необычно поздно, будто бы чего-то ждала. И, словно чтобы оправдать ее ожидания, в городок Каракура стекались всё новые и новые люди, что и неудивительно; ведь кто бы ни направлялся в столицу, обязательно останавливался в Каракуре, находящейся ровно в дне пути от Киото.

Столица — сейчас опасное место. Мошенники, воры, военные, искатели приключений — все стремятся туда в предвкушении, и у каждого свои цели. Многие жители покинули Каракуру еще до наступления зимних холодов: кто-то — в страхе, чтоб собрать свой урожай уже на новом месте, кто-то — в погоне за мечтой.

По всей стране массовые волнения и мелкие народные восстания не дают покоя ни мирным жителям, ни военным, ни власть имущим. Недовольство сёгунатом растет, отпрыски семьи Мэйдзи и самозванцы в открытую поднимают народ. Столица и все подходы к ней оцеплены шинсегуми — подчиняющимися сёгунату военно-полицейскими отрядами. Каракура остаётся последним оплотом тех, кто еще надеялся попасть в Киото, и ближайшим от него неоцепленным населенным пунктом.

Утро того майского дня было солнечным и безмятежным. Момо-тян убиралась по дому; Джуширо-сан практиковался со своими учениками и, как обычно, хвалил Широ-тяна; Гин-сан потчевал в трактире байками Иккаку и Юмичику; Ренджи и Шухей тренировались где-то на пустыре; Макото подсчитывал вместо старейшины расходы на провиант и график его поставок при оцеплении города, а сам старейшина принимал гостей.

Повозка остановилась перед домом Амагаи-сана, посыльный оставил кое-какую корреспонденцию из столицы, но уезжать не торопился. Первым из кареты вышел сурового вида мужчина, чьё лицо абсолютно не выражало эмоций, но в то же время отличалось почти неземной красотой. Незнакомец спокойно вошел в дом старейшины и вернулся через несколько минут, галантно по-европейски открыл дверь повозки и подал руку хрупкой девушке невысокого роста. Приняв руку, девушка вышла, осмотрелась, благодарным взглядом посмотрела на своего спутника и покорно опустила голову в ожидании его дальнейших распоряжений. Мужчина молча подал знак хозяину повозки и снова прошествовал в дом, девушка пошла за ним. Никаких вещей у них при себе не было, лишь катана и кошелек висели на поясе мужчины.

Такое событие весь день бы обсуждать, но в городке давно уж нет сплетниц-крестьянок, поэтому появление гостей вызвало интерес лишь у Йоруичи-сан, которая позже в тот же день, спросила у Рангику-сан, не знает ли та, кто это приехал. Рангику-сан, видимо, куда-то спешила и отмахнулась от Йоруичи абсолютно необдуманной фразой: "Наверное, какой-то богач хочет купить дом в нашем городке, пока его не заняли шинсегуми". Йоруичи решила удовлетворить своё любопытство позже и, пока бездельник Кисуке прохлаждался в трактире, готовила обед.

Именно во время обеда в додзё вошел человек в черном, он был одет как последователь ниндзютсу. С порога он попросил прощения за прерванную трапезу, попросил называть его Цуйигири и заявил, что хочет сразиться с хозяином додзё. Рангику-сан взглянула на как раз было закашлявшегося мужа, вспомнила о его болезни и ответила:

— Мой супруг болен, и не сможет сразиться с Вами. Но мы уверены, что Вашу жажду поединка сможет удовлетворить один из его учеников.

Как бы в доказательство дерзких слов Рангику Тоширо вытащил меч и уже встал, чтобы выйти с незнакомцем на улицу, но хозяйка движением остановила его и вопрошающим взглядом уставилась на незванного гостя.

— Сразиться с одним из учеников? — брезгливо произнес тот. После паузы его интонация резко переменилась, голос приобрел оттенок ярости, даже чувствовалось, как он оскалил улыбку под маской. — Да хоть со всеми сразу!

С этими словами мужчина вытащил из ножен катану и резким движением срубил висящее на стене расписание дежурства по додзё. Трое разозленных учеников тут же ринулись в бой, обнажив свои бакены. За столом остались лишь Укетаке-сенсей, его испуганная дочь, супруга и до сих пор сдерживаемый её рукой Хицугайя-кун.

То ли Цуйигири действительно был искусным бойцом, то ли три деревянных меча ничего не стоили против острой тонкой катаны с черным клинком, но не прошло и получаса, как все трое молодых людей тяжело раненые валялись у ног человека в черном.

— Слабаки! — недовольно прогундосил тот. — Если это всё, на что вы способны, то я забираю додзё!

— Нееееееееееееееееееееет! — взревел раздосадованый Тоширо и убрал было руку Рангику-сан, но через мгновение был остановлен сенсеем:

— Не стоит, Тоширо-кун, — начал он своим обычным тихим и добрым голосом. — Ребятам нужна помощь. Скорее приведи сюда кусуриури, а я справлюсь один.

Тоширо недовольно склонил голову, но ослушаться сенсея не посмел и стремглав побежал к дому Айзена-сан. Рангику обеспокоенно и неодобряюще взглянула на мужа, но не сказала ни слова и демонстративно удалилась из столовой. Момоко забилась в угол и испуганно наблюдала.

В один прыжок Джуширо-сан оказался лицом к лицу с наглецом, осмелившимся претендовать на его додзё, поднял с пола бакен одного из своих учников и встал в позу для ритуального приветствия.

Когда Широ-тян, Айзен-сан, извозчик и прибежавшие на их зов горожане вбежали в додзё, исход битвы был уже очевиден — незнакомец прихрамывал и неуверенно держал равновесие. Воспользовавшись этим, Джуширо-сан сбил его с ног и приставил к горлу бакен. Тем временем собравшиеся стали оказывать помощь раненым ученикам.

— Ты победил! — нервно рявкнул поверженный.

— Тогда покажи своё лицо, — мягко произнес Джуширо-сан и окинул взглядом столовую в поисках жены, которая так и не увидела, что, несмотря на болезнь легких, ее муж всё ещё на что-то способен. В этот самый момент,не выпустивший из рук катану ниндзя сильным ударом проткнул левое плечо Душиро-сана. Победитель отступил, дочка подбежала к нему, такой же рефлекс появился у большинства присутсвующих. В общей суматохе незнакомец встал и незамеченным проскользнул к выходу.

К счастью, ранение Джуширо-сана оказалось несерьезным, и хотя кусуриури настоятельно рекомендовал ему отправиться в ближайшее селение, где есть больница, хозяин додзё отказался. Трое раненых учеников уехали на почтовой повозке, привезшей гостей старейшины, а горожане стали дружно ликвидировать ущерб, нанесенный додзё.

Ужин также проходил в додзё, где горожанам и были представлины беглый дворяин Кучики Бьякуя-сама и его спутница Рукия-доно, называвшая его братом.

Трапеза была долгой, но настроение, несмотря на тяжелые ранения трёх молодых людей, у всех было отличное. Перед отходом ко сну Джуширо-сан попрощался с женой и сказал, что будет ждать ее в супружеских покоях.

Рангику, Гин, Иккаку, Ренджи, Изуру, Юмичика и Шухей еще долго сидели в столовой, распивали саке и веселились после завершения ужина.

На утро Момоко столкнулась с мачехой на кухне.

— Как себя чувствует то-сама? — спросила девушка с легкой полуулыбкой.

— Не знаю, — пожала плечами Рангику-сан. — Видимо, он меня не дождался. Снова, наверное, всю ночь в кабинете провел над своими бумажками. А может, встал раньше меня. Честно говоря, я плохо помню, как легла спать.

— Пойду проведаю его, — загадочно улыбнулась Момоко, взяла со стола поднос с яблоками и отправилась в кабинет.

Через несколько мгновений воздух разрезал ее пронзительный крик.

Люди снова сбежались к додзё. В кабинете всем было не поместиться, поэтому большинство столпились в тренировочном зале, откуда вела дверь в кабинет. Рангику-сан, Амагаи-сан и Айзен-сан оказались в кабинете.

Джуширо-сан сидел за столом и не шевелился. Момоко жалобно простонала: "Он не отвечаааааает!" — и отчего-то крепко сжала в своих маленьких ручках поднос с яблоками.

Айзен-сан подошел к хозяину, взял его за руку, пощупал пульс, потом попытался прощупать пульс на шее и грустно заключил:

— Он мертв.

Услышав эти слова, в кабинет ворвался Тоширо, трезво оценил ситуацию, схватил за руку, все еще сжимающую поднос, тихо расплакавшуюся и всё ещё ничего не понимающую Момоко и вывел её из кабинета.

Амагаи-сан в сердцах бросился обнимать бездыханное тело друга и свалил его на пол. Из тренировочного зала доносились теперь уже громкие рыдания Момоко.

— Что Вы делаете, Амагаи-сан? — удивился Айзен-сан.

Осознав происходящее, старейшина отстранился. Кусуриури развел руками.

Рангику вопросительно посмотрела на обоих мужчин:

— Думаете, он умер от болезни?

Старейшина с сочуствием похлопал ее по плечу и ничего не сказал.

— Нет, — заключил аптекарь, — вчера я осматривал его, и кашель не усиливался. Единственное, что беспокоило его, — это ранение в плечо. Я думаю, он был убит.

— Отравлен? — спросила Рангику, сдерживаясь из последних сил. Спокойствие начинало ее покидать.

— Затрудняюсь сказать, — ответил аптекарь. — Ведь вчера за ужином все мы ели и пили одно и то же. Значит, отравлен был не только Джуширо-сан, но все, как Вы видете, здесь.

— Возможно, он употреблял что-то в кабинете? - Предположил старейшина.

— Тогда нам необходимо осмотреть кабинет и само... тело... — произнося последние слова, Рангику наконец-то полностью осознала произошедшее и дала волю чувствам. Она закрыла лицо руками и заплакала.

Старейшина приобнял молодую женщину и погладил по волосам, пытаясь успокоить:

— Не плачь, Рангику-сан, — мы обязательно найдем убийцу.

 

 

 


ЖЕРТВА

Укетаке Джуширо

40 лет, хозяин додзё (школы боевых искусств) в небольшом придорожном селении близ Киото. Несмотря на тяжелую болезнь, смел, решителен, умён. Был женат на дочери предыдущего хозяина додзё - госпоже Хисане, которая, однако, скончалась при родах, подарив супругу дочь Момо, в которой тот души не чаял. Вторично женился 10 лет назад на признанной красавице селения - Мацумото Рангику, во втором браке детей не имел.

 

Абараи Ренджи

25 лет. Настолько силён, что может посоперничать с Иккаку, но не настолько сумасброден, что компенсирует недостаток смекалки. Сталкиваясь с Ренджи на улице, Рукия любит обозвать его "бака" (дурак), и в этом есть доля правды - парень действительно глуповат и даже не обращает внимания на ее оскорбления.

Айзен Соске

36 лет. Местный кусуриури (аптекарь). Добрый, улыбчивый, спокойный, всегда всё взвешивает. Общителен, хоть и немногословен. Сумел заслужить всеобщее уважение

Амагай Сююске

35 лет. Городской старейшина. Всеми уважаем, горд, отличается уверенностью в себе, граничащей с самоуверенностью. Категорически не переносит спиртное. Укетаке-сэмпай долгие годы был его лучшим другом.

Аясегава Юмичика

24 года. Странствующий самурай. Люди говорят, что он заносчивый сноб, помешанный на красоте. Юмичика, подобно девушке, следит за своей прической и одеждой. В то же время он весьма неглуп и никогда не гнушается драки. Вот только сочтет для себя позором быть побежденным кем-то уродливым.

Ичимару Гин

30 лет. Местный трактирщик. Необычайно высокий и худощавый. Гин-сан не захотел бы уезжать из города, даже если бы в него вторглись войска. Улыбчивый, общительный, порою ехидный и язвительный. Много болтает, но часто недоговаривает. У кого-то Гин-сан может вызывать ассоциации с хитрым лисом. Тем не менее Гин всегда был притягателен для слабого пола.

Йоруичи

27 лет. Йоруичи-сан в городке недавно. Кажется, она совсем не привыкла к такой жизни - спать под открытым небом и помогать бродячему актеру в его представлениях. В ней все: и осанка, и манера говорить, и жесты, - выдают особу благородных кровей. А может, она просто хорошо обученная гейша?

Кира Изуру

25 лет. Странствующий самурай. Что-то в последнее время в городе появилось слишком много приезжих. Кира-кун - один из них. Последний приехавший и последний романтик. Он все еще верит, что на свете существует любовь с первого взгляда, друзья на всю жизнь и справедливость. Зарекомендовал себя как очень честный и ответственный молодой человек.

Кифунэ Макото

28 лет. Странствующий самурай. Макото - стратег и интеллектуал. Он прочитал столько книг о боевых искусствах, сколько не читал даже его сенсей, о котором он так часто говорит и которого уважает. Макото стремится стать более великим самураем, чем его наставник, что, однако, не помешало ему в последние месяцы осесть в Каракуре и помогать старейшине в локальных вопросах. Здесь Макото проявил себя как умелый организатор и надежная поддержка в трудную минуту.

Кучики Бьякуя

32 года. Бьякуя-сан появился в городке за день до убийства. Старейшина был настолько добр, что позволил ему остановиться у себя. Кажется, они неплохо находят общий язык. Бьякуя умен, благороден, беспристрастен и холоден даже к своей спутнице Рукии.

Мадарамэ Иккаку

26 лет. Странствующий самурай. Иккаку ищет драки, куда бы он ни шел. Он живёт ради того, чтоб побеждать. И если он терпит поражение, то будет вновь и вновь сражаться с прежним соперником, чтобы превзойти его.

Рукия

18 лет. Приехала в Каракуру, сопровождая Бьякую, на которого смотрит полными восхищения глазами. В городке сдружилась с Момоко, которую пытается избавить от комплексов. Мила, добродушна, но иногда беспричинно бывает слишком высокомерной. Чрезмерно любопытна, не умеет сидеть на месте.

Укетаке Момо

16 лет. Тихая, скромная, милая. Любит отца, чтит память матери и традиции родного городка. Типичная ямато надесико (покорная жена).

Укетаке Рангику

28 лет. Всегда считалась первой красавицей городка, чем и привлекла внимание овдовевшего Джуширо-сана. Остра на язык, несдержанна, любит веселые компании, что так не приличествует скромной японской женщине.

Урахара Кисуке

30 лет. Фокусник или шарлатан? Кисуке-сан приехал в город на почтовой повозке вместе с очаровательной спутницей - Йоруичи. Они остановились в полуразрушенной школе под открытым небом, но кажется, Кисуке-сан это ничуть не угнетает. Он просто поражает окружающих безразличием и забывчивостью, но в то же время ему лихо удается привлекать к себе внимание и иногда сбывать горожанам всякие диковинки.

Хисаги Шухей

25 лет. Странствующий самурай. Серьезный и печальный юноша, любит оставаться в одиночестве, не боится никакой работы. На глазах у горожан никогда не проявлял себя в бою. Пишет стихи.

Хицугайя Тоширо

15 лет. Несмотря на свой юный возраст, Широ-тян мастерски владеет боевыми искусствами. Не случайно именно ему всегда больше всего времени уделял на тренировках сенсей. Целеустремлен, напорист, юный идеалист.

Найден баг?