Клуб

 

 

 

 « И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше и взыщут».

                                     (Лк. XII,48).

 

 

      К столкновением с необъяснимым порой привыкнуть совершенно невозможно. Особенно, если ты вдруг начинаешь понимать, что какая-то немыслимая дикость оказывается пронизывает всю городскую жизнь...

  Один санитар (вернее Санитар) из городской службы отлавливает не только крыс и бездомных собак, но и спятивших призраков. Большинство нищих, просящих милостыню, на самом деле не люди, а автоматические механизмы, которые собирает безработный Инженер, живущий за счет тех самых подаяний, которые они приносят за день. Существует целая разветвленная сеть торговцев душами, которые добываются в ходе ритуальных жертвоприношений в странах третьего мира. На карте метро обозначена только половина реально существующих станций. Демоны из иных миров спокойно расхаживают по улицам, ничем не отличаясь от простых обывателей, кроме неумеренной тяги к сексу и азартным играм. А ещё не рекомендуется питаться в китайских забегаловках, потому что эти чертовы узкоглазые обожают воровать эмоции и воспоминания.

  Впрочем, никто из членов Клуба не пытается охватить разом все это мистическое многообразие, чтобы выстроить полную картину. Им это не нужно.
Каждый знает только несколько тайных тропок или хитрых трюков, которые и использует с максимальной для себя выгодой.

День смерти Спящего.

   Охранник небольшого супермаркета со скучающим видом заполнял кроссворды. Все что он успел накопить к своим тридцати пяти годам – это бесстыдно непрестижная работа с крошечной зарплатой и неустроенная личная жизнь Он ничего не знал о Клубе. Он вообще мало что знал. Его жизнь была настолько серой и неинтересной, насколько вообще бывает скучна жизнь маленького человека. В ней происходило ровным счетом ничего. До сегодняшнего дня. Охранник услышал в голове шелестящий голос.

«Очнись! Там люди… Они смотрят на тебя…»

Охранник несколько раз встряхнул головой, стараясь прогнать наваждение и сосредоточится на вопросах кроссворда.

«Очнись! Они все смотрят на тебя! Смотрят и смеются! Они смеются над тобой. Они презирают тебя»

«Кто ты?» — мысленно обратился человек к загадочному голосу.

«Я твой друг. Твой единственный друг. У тебя никогда не было друзей. Я единственный. А они… Они всегда смеялись над тобой. Издевались. В школе. Потом в колледже. В армии. Из-за них ты стал таким, какой ты есть. Жалкий, бесполезный, одинокий. В этом виноваты они. И они смотрят на тебя. Смотрят все. И смеются. Неслышно смеются, тыкают пальцами. Как тогда. Как та сучка, помнишь? Из-за неё ты стал импотентом. Давай… Сделай это!»

«Сделай что?» — вопрошал ничего не понимающий охранник.

«То, что ты всегда хотел. У тебя есть оружие. Покажи им, какой ты. Покажи. Тогда они тебя не забудут. Они будут кричать и боятся. Ты припомнишь им все. Всем этим людям. Которые сделали тебя таким».

От этих фраз в голове у охранника что-то перещелкнуло. Он посмотрел на кроссворд и увидел, что все клетки были заполнены только одним словом «УБИТЬ». Охранник потянулся к кобуре. Его глаза остекленели, а в руки словно бы вселилась какая-то чужая злая сила.

Он успел уложить пять человек, прежде чем выпустил пулю себе в висок...

***

  Молодой парень, студент медицинского, сидел в морге и увлеченно листал египетскую Книгу Мертвых делая карандашом какие-то пометки на страницах. Это был один из танатов, весьма достойный ученик Лича, который прочил тихому отличнику большое будущее в деле изучения смерти. Решив ненадолго отвлечься, юноша отложил книгу и, зажав в зубах сигарету, подошел к жестяной банке, заменявшей пепельницу. Вонь в морге стояла страшная, запах гниющих тел смешивался с не менее отвратными ароматами формалина, но студента это нисколько не беспокоило. Он не боялся мертвых тел и не падал в обморок от запаха – это было делом привычки. К тому же, в той науке, которую он выбрал для изучения помимо официальной медицины, брезгливые надолго не задерживались. Обдумывая тонкости древних ритуалов, связанных с погребением, парень не сразу заметил, что люминесцентные лампы стали как-то часто и что самое странное совершенно синхронно мигать. Неожиданно повеяло холодом. Молодой танат знал это чувство, дуновение вот такого прохладного ветерка всегда сопровождало те необычные фокусы, которыми мастерски владел Блэк и другие старшие «Братья во Смерти».

Студент обошел несколько комнат и внимательно осмотрел трупы, пытаясь заметить что-то необычное. Тем временем холод усиливался, температура падала с каждой минутой, изо рта парня уже вырывались облачка пара, а влажные грязные пятна на потолке стали покрываться инеем. Танат зябко передернул плечами и достал из кармана сотовый, ни на секунду не сводя глаз с тел, разложенных на прозекторских столах.

- Алло. Лич? Тут что-то странное происходит… Не могу понять. Тут холод. Ну ты понимаешь? В смысле Холод! Тот самый. А ты говорил, что так бывает, когда…

Неожиданно рука одного из трупов медленно сжалась в кулак.

- Господи! Лич! Все очень плохо и странно! ОЧЕНЬ! Лич! Что мне делать?

Тело под простыней продолжило шевелиться, словно бы разминая затекшие конечности.

- Они двигаются! Да! Господи, господи, господи… – повторял парень, испуганно пятясь вдоль стены к дверям. Один из трупов тем временем успел слегка приподняться на локтях, с явным намерением встать со стола. Танат, не выпуская телефона из трясущихся рук, прошмыгнул в комнату главного патологоанатома и запер дверь на ключ.

- Тут нет соломы! Да! И свечей нет! Какие ритуалы? Нет! Ничего не получится. Нужен другой способ! – кричал парень в телефон, забившись в угол, с ужасом слыша, как распухшие синие руки медленно и неотвратимо колотят в дверь. Под градом тяжелых ударов, дверь начала проседать.

- Лич! Они уже рядом! Нужно что-то срочное, экстренное! Я никогда такого не видел… О Боже!

Дверь с треском сорвалась с петель...


***


  А еще в тот день поезд со сто двадцатью пятью пассажирами свернул в тоннель метро, который не был указан на картах. Сто двадцать пять человек были сожраны этим тоннелем, и никто даже не хватился их, потому что во тьме растворились не только люди, но и любые воспоминания о них...


 

Алхимик

Странный парень. Редко выходит из своей лаборатории, но все новички всегда проходят именно через него. Всегда под кайфом. Не любит зеркал - единственное зеркало в его лаборатории завешено тряпкой.

Бродяга

Знает Город как себя самого. Крыши, подвалы домов, автостоянки – он знает их все. Он чувствует Город, когда тот болеет. И он никогда не сможет покинуть этот Город. В Клубе состоит довольно давно, хоть и редко там появляется.

Гриф

Гость в Клубе. Его привёл Бродяга. Пришёл к Спящему за советом.

Жрица

Очень эффектная сексуальная женщина. У неё было много мужчин и будет ещё больше. Очень близка к Спящему: лишь с ней он может разговаривать. Всё своё свободное время Жрица отдаёт ему.

Корректор

Новенький в Клубе, всего несколько дней. Кажется, его привёл Плут. То есть, привёл, конечно, Бродяга, а нашёл Плут. Неопределившийся – не знает, что дал ему Пожиратель. Зато очень доволен тем, что от чего-то избавился.

Плут

Неразговорчив, угрюм. Появился в Клубе приблизительно тогда же, когда и Жрица. Умеет совершать выгодные сделки. Хотя по нему не скажешь – ходит он в потрёпанной куртке и старых джинсах. Ходят слухи, что он жертвует все деньги детским домам. Возможно, врут.

Псих

Наверное, один из первых членов Клуба. По крайней мере, многие помнят его столько же, сколько помнят себя. А контракт с Клубом может длиться не одно десятилетие.

Сплетница

На вид ей лет десять, но это только кажется, наверное. Вполне возможно, что она старше Жрицы. Предпочитает держаться обособленно, в Клубе она сама по себе. Дружит разве что с Алхимиком. Терпеть не может Психа и Жрицу. Впрочем, она никого терпеть не может.

Умник

Состоит в Клубе очень давно. Практически не выходит из своего кабинета, много читает, наверное, никто ни разу не видел его без книги. Единственный, кто хорошо относится к Психу.

Седьмой


Найден баг?