Наваждение

 

Ну вот и всё, конец Игре:
Сгорают двое на костре,
А я смотрю на них
В надежде видеть истину...

 

 

 







         Селение мирно жило своей жизнью уже многие десятилетия. Небольшая деревушка, полтора десятка добротных домов - на первый взгляд, ничем не примечательный образчик сельского быта. Одна из многих таких, рассыпанных по бескрайним просторам родины.

И всё же... Такая, да не такая. Издавна славились эти края невиданным долголетием и процветанием своих гостеприимных и доброжелательных жителей. Дивные лесные массивы, щедрые на грибы да ягоды; богатые охотничьи угодья; завораживающие и чарующие красоты диких чащоб и прозрачных родников. Богатые урожаи, крепкие и здоровые дети - можно было  подумать, будто благословение богов лежало на сём селении.

Но вместе с тем  ходили о деревеньке и другие слухи - о странных смертях юных дев, о пребывании средь местных жителей колдунов, ведьм  да оборотней. О том, что былинные создания, будь то анчутка или аспид, манья или шишига, нет-нет да и появляются меж резных крылечек. Впрочем, некий ореол таинственности не мешал самому селению прекрасно существовать, оставаясь при этом небольшой и весьма уютной деревушкой - местом жительства сильных, красивых, мудрых людей. До тех пор, пока однажды...


 

Вой. Протяжный, полный злобы, ярости, ненависти - он разносился в ночном воздухе, пробираясь в каждый уголок, в каждую щель. Проникал в каждую душу, заставляя цепенеть и, вздрогнув, замереть от парализующего холода тьмы. Рык зверя, победный и торжествующий, летел над окрестностями, словно вызывая всех живущих на поединок и дико хохоча над их нерешительностью.

Гулкая тишина была ему ответом. Люди уходили в дома и закрывали плотнее ставни. Запирали двери и задёргивали плотные ткани занавесок, под лампадой молясь своим богам, чтобы пережить эту ночь. И пережить ночь следующую.

С появлением Чёрного Вепря жизнь и свет, казалось, стали покидать эти края. Мир неуловимо изменился. Наступило время тоски и страха, а надежда уходила из взоров людей.

 

"Наваждение... Наваждение... За что Боги наслали это наваждение?" - шелестел повсюду тихий отчаянный шёпот...

 

А где-то вдалеке, за тысячу миль от селения, вздрогнул и проснулся старец. Опираясь на посох больше по привычке, нежели по необходимости, он подошёл к окну, накинув на плечи плащ. Ночь была непроглядной. Даже в неверном свете полной луны очертания деревьев за стеклом были едва различимы. Но старец и не пытался разглядеть их. Прищурив полыхнувший огнём взгляд, он ощущал произошедшее в мире. Тоскливый шелест листьев... Напряжённые шорохи ночных животных... Пронзительное дыхание неба... И тень, появившаяся к югу от его жилища.

Старец, огладив длинную бороду, устало качнул головой: - Что же вы наделали. И сколько теперь ещё наделаете...

 

Уже 9 лет беснуется неуловимый и безжалостный Чёрный Вепрь. Уже 9 лет мрут под его клыками и копытами самые отважные и крепкие охотники и воины. Уже 9 лет как пало это наваждение на славную некогда землю...

  

Столы ломились от всевозможных яств, хмельной мёд лился рекой — праздник Большого Урожая удался на славу! Отовсюду слышался задорный смех, шутки или мелодичное девичье пение. Внезапно неуловимым треском ломающейся ветки все изменилось. 

- Что случилось?! 

Кажется, голос Алгамы прозвенел на всю поляну.
В наступившей тишине Викар, отдышавшись, хмуро обвёл взглядом собравшихся и, взяв за руку сестру, отвечал:
- Дар совсем с ума сошёл. Как бы не натворил чего!

 

- Ставр! Возьми свой самый острый нож и вырежи мне сердце… Потому что я люблю твою жену! 

Дарьял стоял напротив огромного Ставра, крепко сжимая что-то в руке. Вокруг уже собралось много народу: все с интересом наблюдали за происходящим.

         Кузнец усмехнулся:
         - Ты перебрал хмельного мёда, Дар?
Парень и вправду выглядел странно: затуманенный взгляд, одежда рваная. Он медленно разжал кулак, и все ахнули: в руке Дарьяла развевалась лента… из волос Нежаны — жены кузнеца. Только Нежана носила чёрную.

В толпе пробежал шепоток: "Колдовство, колдовство, наваждение… Пропал парень…"

Ставр шумно выдохнул и произнёс:
         - Ну хорошо… если ты принесёшь мне голову Чёрного Вепря, я отдам тебе Нежану.
Толпа вздрогнула.

  

 

- Дарьяла задрал Вепрь! Дарьяла задрал Вепрь! — мимо пробежал какой-то мальчишка.

На сатанеющем небе алел непривычно яркий восход. Одинокая капля росы медленно стекла по берёзовому листку и бесшумно упала вниз.

Дарьяла нашли рядом с домом Покинутого. Грудь юноши была растерзана: кто-то вырвал у него сердце.

 

Алатар

Сельский знахарь. Неглупый прагматичный мужчина, знаток большинства местных хворей и успешный практик довольно богатого арсенала методов народной медицины, причём в своём деле использует не только подорожник и ромашку. Ярый противник наговоров, заклинаний и прочих видов ворожбы в любом их проявлении. Вдовец, отец Огняны.

Ронеда

Мать Нежаны. С юности живёт вместе с дочерью в деревне. Спокойная, рассудительная женщина, хорошая хозяйка. В последние годы всё чаще печальна и задумчива, остро принимая к сердцу все беды, павшие на окрестные земли. С дочерью Нежаной отношения в некотором роде противоречивые, а с зятем - напротив, весьма тёплые. Частенько по-соседски бывает у Алгамы на самовар-другой чая.

Дея

Внучка Алгамы, сестра Викара. Девушка, явно выделяющаяся из толпы - то ли пронзительным взглядом, то ли изяществом лика, то ли сильным и необычным характером, то ли всем вместе сразу. Порою вспыльчива и всегда эмоциональна, что не отменяет способности выслушать и поведать. А рассказать ей есть о чём - единственная в деревушке, кто время от времени видит необычные сны и иногда даже ими делится. С братом и бабушкой имеет прекрасные и весьма доверительные отношения, на Дарьяла нет-нет да и поглядывает влюблё...заинтересованным взглядом.

Викар

Внук Алгамы, брат Деи. Рассудительность и вдумчивая отстранённость вкупе с приступами созерцательного философствования каким-то образом чудесно уживаются в его характере с юношеским задором, увлечённостью и искренним интересом ко всему окружающему миру. Прекрасно ладит с бабушкой, а уж с сестрой и того лучше. Друг Дарьяла, впрочем, не враг и большинству обитателей селения.

Ставр

Кузнец, муж Нежаны. Могучий и широкоплечий станом, что не отменяет добродушности нрава и отзывчивости характера. Говорят, умеет предсказывать погоду, находить общий язык с животными, а в кузнечном деле ему нет равных - словом, то ли колдун, то ли просто шибко талантливый. Несколько лет назад поддерживал дружеские отношения с тем, кого нынче называют Покинутым, но нынешние смутные времена наложили свой отпечаток на эту дружбу.

Нежана

Дочь Ронеды. Немногословная, застенчивая, томная девушка. Супруга Ставра, подруга Огняны. Мастерица и рукодельница: вышивка крестиком, плетение узорных лент, художественная лепка и, в минуты особо сильного вдохновения, декоративная резьба по дереву - ей прекрасно даётся всё. Впечатлительная и романтичная, любит прогулки на рассвете и захватывающие местные былины.

Огняна

Дочь Алатара. По-хорошему дерзкая и бойкая, фонтанирующая энергией и искрящая жизнью даже в нынешние тёмные времена. По стопам отца в его профессиональном поприще идти не спешит, а вот его нелюбовь к магии и колдовству впитала в полной мере. С детства живёт в деревне, в силу природной общительности без труда поддерживает хорошие отношения практически со всеми жителями.

Ивар

Сын Покинутого. Родился и до ранней юности жил в селении, после чего на долгие года уходил на большую землю - свет посмотреть, себя показать. Характером больше в отца до встречи последнего с Вепрем - твёрдый, решительный, сильный духом. С большинством жителей и жительниц деревни знаком с детства, некогда даже был заводилой и главным затейником юношеских забав. После своего возвращения если и держится несколько особняком, то, вестимо, из-за своеобразного положения объединяющего на пересечении двух крайностей - Покинутого и прочих селян. Что, впрочем, не мешает ему пользоваться расположением и доверием обитателей села.

Покинутый

Некогда уважаемый в селении за справедливый, хоть и весьма жесткий нрав, обширные познания разного рода сказаний и былин и благородство души мужчина, нынче - изгой. Единственный, кто, согласно слухам, видел Чёрного Вепря. И выжил. С той поры ведёт затворнический образ жизни, избегая любых встреч с жителями деревни - впрочем, это взаимно. Случайные прохожие, волею случая встретившие Покинутого ночью, со страхом упоминают о будто бы промелькнувших в его взоре ненависти да злобе. Единственный, кого не пугает ужесточившийся до бескрайности характер Покинутого, - его сын Ивар, с которым он поддерживает некое подобие человеческих отношений. Давно вдовец.

Алгама

Старейшая жительница деревушки, бабушка Деи и Викара. Мудрая и светлая женщина, всегда готовая помочь кровом, советом, или иным необходимым словом и делом. Душа селения, хранительница местных традиций и обычаев, главная вдохновительница и бессменный организатор ежегодного Праздника Большого Урожая и прочих народных гуляний. Являя собою образец благородной и красивой старости, не лишена искорок юношеского задора в светлых очах.

Найден баг?