Большие Игры
  • Фэнтези
  • Новогодняя сказка
  • 2014 год.
  • Авторы:
  • Tulius

 

Таньчайское царство
Девятый день месяца Цзынь три тысячи двадцать седьмого года эпохи Лянь-шань
Деревня Суйвеньян, Чжоджийского уезда
Солнце медленно скатывалось к кромке земли, за которой, как говорили старики, живет огненный дракон, питающийся силой от огненного светила. Каждый вечер он поджидает солнце у края горизонта, чтобы вдоволь напиться его жаром и светом, а потом, к утру, крепко уснуть. Тогда светило вынырнет из-под драконьей подушки и вновь явится людям, по пути собрав росу и вернув себе с ней вычерпанные драконом силы. Но прежде чем это случится, мир погрузится во тьму, и людям придется довольствоваться жалким светом фонариков, чьи огоньки — это мелкие чешуйки подземного повелителя.
Фонарики в деревне еще не зажглись, но в воздухе уже кружил чарующий запах свежих рисовых лепешек, приготовленных к ужину. Степенные крестьяне собирались к общему столу, за которым можно было обсудить нехитрые дела деревни и придумать, как прожить следующий день. Не то, чтоб жителей деревни волновал рис насущный, дела в хозяйстве шли хорошо, на скудный стол никто не жаловался. Просто когда каждый следующий день похож на предыдущий, не радует ни достаток в домах, ни вкусная еда. Вот потому крестьяне и собираются каждый вечер вместе. Вместе проще справляться со скучной повседневностью.
И в тот момент, когда ужин уже был на столе, а староста привычно спросил: «И что, друзья-соседи, делать будем?», на деревенской площади появился молодой человек.
Его не сразу и узнали. Еще бы, целых семь лет прошло с тех пор, как Ши Я Ван покинул родной дом, не вынеся деревенской скуки. Тогда он был совсем юнцом, а теперь выглядел солидным молодым господином, явно преуспевающим в жизни. И зачем такому возвращаться в родную глушь?
Ши Я Ван тепло поприветствовал старосту и своих родителей, затем с добродушной улыбкой обошел вокруг стола, поздоровавшись с каждым из своих бывших земляков, но отвечать на вопросы , как он провел последние семь лет, где был, чего добился, пока не спешил. Он лишь загадочно улыбался и обещал все рассказать потом. После ужина, конечно.
Ужин — дело нужное и важное, особенно после дальней дороги. А судя по тому, как жадно жевали ячмень ослы, выпряженные из повозки Ши Я Вана, дорога была очень даже не близкой. Крестьяне искренне радовались и потирали руки. Вот сейчас наестся человек и начнет рассказывать о дальних землях. Такого рассказа надолго хватит. И наверняка целый год не будет стоять вопрос, чем занять себя вечером.
— Расскажу я вам сейчас, что я за семь лет своих странствий видел. Слышали ли вы, любезные мои односельчане, про спорт? — заявил Ши Я Ван, вдоволь наевшись домашних пельменей.
Молодые посмотрели на старожилов, старожилы переглянулись между собой. По всему было видно, что никто из них никогда не слышал такого чуждого таньчайскому уху слова.
— Спай-Тай, говоришь? Уж не о молодом сыне желтого водяного дракона идет речь? — предположил наконец староста Ми Кунь Йи.
— Нет-нет, это зверь совсем другой породы, — радостно воскликнул Ши Я Ван, обрадовавшись, что ему удалось ввести старейшин в недоумение. — Это в далеких западных землях обычай есть такой, недавно введенный. Каждое утро все: и стар, и млад, по мере сил и возможностей, начинают разминать свои конечности и торс, а потом совершают всякие действия: бегут куда-то, прыгают, подтягиваются на бамбуковых палках, поднимают тяжести, кидают друг другу мяч. Вроде бы все бесцельно, никакой работы при этом не совершается, но смысл, безусловно, имеется.
— Какой же смысл? — спросил изумленный Чу Джу Си, молодой и любознательный парень.
— А такой, что чем чаще это делаешь вот так бесцельно, тем здоровее становишься, ловчее и сильнее. Руки-ноги развиваются, грудь больше воздуха вдыхает. И становишься молодцом, краше всех.
— Так если бамбук топором рубить целыми днями, тоже руки крепкие становятся, — не унимался Чу Джу Си. — И если в город с товаром на плечах ходить, в ногах и плечах силы тоже прибавится, только от этого еще и польза.
Ши Я Ван почесал затылок.
— Всё верно ты говоришь. Так и будет, только спортом это уже не называется. То, что ты говоришь — это просто тупая работа. А спорт — это досуг, удовольствие. И потом это способ себя показать, покрасоваться, чтоб девушки любили.
Девушки и парни явно оживились.
— А можно себя проще показать, — продолжал спорить Чу Джу Си. — Наденешь шелковую рубашку поярче, пройдешься по деревне, и все девушки на тебя смотрят.
Возразить на это было сложно, но Ши Я Ван все же попробовал.
— Рубашка, рубашка. А что там под рубашкой-то? Если на теле мускулы играют, так и одежка иначе смотрится, а девушки и без нее тебя увидеть мечтают. Сам их спроси, что им больше нравится. И вообще я вам скажу, что спорт хорош во всех отношениях. Он и здоровье дает, и тоску прогоняет, и себя показать позволяет. А уж как он в житейских делах полезен…
— Как? — в один голос заинтересовались односельчане.
— А вот как, — воодушевился Ши Я Ван. — Представьте, например, что к вам во двор залез вор. Чтобы украсть… украсть… да хотя бы вон ту жирную утку, чтобы приготовить ее по-кепински. Он пробирается к вам, хватает утку, а потом убегает. Что делаете обычно вы? Вы начинаете кричать, звать на помощь, но пока кто-нибудь прибежит, вор уже скроется. Если вы видели лицо вора, вы идете к судье и просите его наказать. Неизвестно, согласиться ли с вами судья, ведь вор будет всё отрицать. Но даже если его и признают виновным, если и накажут, утка-то уже будет съедена. А как поступает настоящий спортсмен? Он отважно бежит за вором. Вор так быстро бегать не умеет, а в руках у него большая и тяжелая утка. В итоге спортсмен быстро нагоняет вора и возвращает птицу себе, наградив попутно похитителя увесистым тумаком. И судье работы меньше.
Односельчане согласно закивали головами, идея им понравилась.
— Убедил ты нас, Ши Я Ван, — торжественно сообщил староста Ми Кунь Йи. — Спорт полезная штука. И всей нашей деревне будет, чем заняться вечером, кроме еды. Потому рассказывай, что нужно делать для твоего спорта.
— Только так, чтоб мы потом точно вора с уткой поймали, — уточнил Чу Джу Си.
С этого дня в деревне Суйвеньян жизнь круто переменилась.
Коллективные занятия спортом Ши Я Ван устроил на следующий же день. По команде все соседи выстроились в шеренгу и побежали. Куда двигаться поначалу было всем непонятно, потому Ши Я Вану прошлось бежать впереди всех. Обогнули всю деревню. Устали, отдышались и… принялись прыгать через палку бамбука, установленную на двух рогатинах. Прыгнуть надо было так, чтоб не сшибить ее ногой, что получалось далеко не у всех. Потом метали вдоль дороги камни, прыгали с места и с разбега, бежали наперегонки.
Вечером, собрались за столом чуть живые и стали обсуждать впечатления.
— Хорошо всё, — сказал зажиточный крестьянин Чак Тан Чек. — Только сложно мне воображение напрягать. Прыгаю я, бегаю, а вора с уткой не вижу. Мне бы для наглядности рожу эту воровскую наглую с моей уткой увидеть. Вот тогда я и помчусь быстрее ветра.
— Да-да, — согласились односельчане. — Утки не хватает.
Ши Я Ван сначала обиделся, что в Суйвеньяне спорт не оценили, а потом подумал и решил, что выход все же можно найти. Всю ночь он не спал и при свете фонаря чертил на бумаге схемы и рисунки. Когда же подземный огненный дракон уснул, а солнце выкатилось из его цепких лап, жители деревни узнали о рождении нового вида спорта — воролова.
Для соревнующихся устанавливается полоса препятствий: ивовый плот, бамбуковый частокол, наполненная водой канава, ведра с дождевой водой, расставленные горшки… брошенные в траве грабли…
Потом игроки делятся на «воров» и «хозяев». Вор наряжается в серую незаметную одежду, а в руки ему дается «утка». Не настоящая, конечно. Роль птицы исполняла специальная подушка, набитая шишками. Для большей достоверности вор должен периодически кричать: «Кря-кря». Хозяину необходимо догнать вора и отобрать утку. Вор же старается не попасться, потому что азартные вороловы так и норовят по-настоящему оттаскать за волосы похитителя.
Игра увлекла односельчан. Со временем полоса препятствий усложнялась, придумывались все новые условия и правила. Вечерами спортсмены собирались вместе и подолгу спорили о приемах и тактике игры. Появлялись первые чемпионы и их поклонники.
Соревнования шли то на время, то на количество отобранных уток. За вечерним столом соседи, позабыв про ужин, спорили о приемах борьбы, о допустимости различных уловок и хитростей. Со временем сформировалось несколько школ игры со своими теоретиками и наставниками.
Слух о воролове быстро распространился по округе. Жители соседних деревень стали под разными предлогами появлялись в Суйвеньяне, чтобы хотя бы одним глазком взглянуть на соревнования. Но это было только начало.
Однажды подобные соревнования решили устроить у себя и жители соседней деревни Кунуси. Разумеется, для этого потребовалось пригласить кого-то из Суйвеньяна для организации спортивной площадки, для тренировки спортсменов и для раскрытия секретов игры. Чу Джу Си согласился, но при этом запросил такое количество юаней, что для того, чтобы их отдать, жителям Кунуси потребовалось бы продать все свое имущество, включая дома и скот. Это было совершенно невозможно, но устроить соревнование всем так хотелось. И тогда в деревне Кунуси нашлась юная девушка по имени Ли Южань, которая сказала, что знает, как спасти положение. Зачем все время бегать за вором, укравшим утку? Пусть этим занимаются эти жадные суйвеньянцы! Можно придумать свой вид спорта, не менее интересный!
Чего только не приходится делать женщине в домашнем хозяйстве, какие чудеса выносливости и ловкости проявлять! Воды принеси, похлебку и пельмени приготовь, мужа за стол посади и накорми! Так и родился новый вид спорта — домашняя эквилибристика. Участницы соревнований — а поклонницами этого вида спорта были в первую очередь женщины — должны были, держа в одной руке деревянный поднос с миской горячей похлебки или пельменей, а в другой — скалку, отогнать «дружков мужа», а самого «супруга» усадить за стол. И при этом на плече у спортсменки непременно должно было висеть коромысло с полными ведрами. Игра получила признание не только у жен и незамужних девиц, но и у мужчин. Они охотно во время соревнований изображали «дружков» и «мужей», чтобы в итоге добраться до еды, которая была самой настоящей. Вкусовые качества блюд непременно учитывались при определении победительницы.
Ши Я Ван был в восторге. Его идея приучить к спорту земляков оказалась в высшей степени удачной. Прошло совсем немного времени, и почти все население Чжоджийского уезда было приобщено к здоровому образу жизни. Интерес к физическим упражнениям и соревнованиям рос, а с ним появлялись и новые виды спорта. Теперь уже не только честные крестьяне упражнялись в силе и ловкости. Чиновники, торговцы, ремесленники, художники, — все демонстрировали свои физические достоинства. Сколько же фантазии проявили жители уезда, изобретая все новые виды состязаний. Но вместе со спортивным разнообразием пришли и споры, чей спорт лучше, увлекательнее, полезнее. Где спор, там и драка, и после нескольких острых столкновений фанатов различных спортивных команд, Ши Я Вана позвали к главе Чжоджийского уезда и провели долгую воспитательную беседу. Занятия спортом власти одобрили, но настоятельно рекомендовали найти способ для успокоения общественных страстей.
И тогда Ши Я Ван придумал выход — устроить состязания между всеми спортсменами, но так, чтобы у каждого из них появилась возможность попробовать себя в другом виде спорта. Большие Игры были назначены на первый день месяца чиньжоу, а местом их проведения назначили Суйвеньян. Все команды, заявившиеся на состязания, должны были не только проявить себя в собственном виде спорта, но и ознакомить с ним другие команды, а потом провести игры для них.
Глава Чжоджийского уезда отнесся к затее доброжелательно и даже пообещал выдать победителям состязаний призы: горшочек с золотом за первое место, горшочек с серебром — за второе и горшочек с бронзой — за третье.
Правила, написанные Ши Я Ваном, предусматривали для каждой команды соревнования как в своем вида спорта, так и во всех чужих. Побеждал тот, кто оказывался лучше других на всех состязаниях.
Первыми на Игры заявились вороловы и домашние эквилибристки, что было неудивительно. Местность им была хорошо знакома, времени на подготовку соревнований требовалось немного.
Затем к Ши Я Вану неожиданно пришла группа каллиграфов. Выглядели они не слишком спортивно, особенно на фоне природных крестьян, однако они заверили главного организатора, что каллиграфия — это не только искусство, но и спорт, требующий внимания, концентрации и выносливости. При этом мастер Миншенг стал изъясняться такими длинными и запутанными предложениями, что Ши Я Вану стоило немалого труда сохранять в памяти начало, когда предложение подходило к концу. Изречения каллиграфа были, безусловно, опасными, так как грозили взрывом мозгам. Потому Ши Я Ван согласился на участие команды в Больших Играх.
Затем появилась группа последователей кунг-фу. Ши Я Ван поначалу засомневался, стоит ли их допускать до Больших Игр — и не только потому, что искусству единоборств невозможно научить за несколько дней, а значит, у новичков в поединках с мастерами не будет шансов не только победить, но и сохранить себя в рабочей форме. Смутило Ши Я Вана и то, что не все спортсмены были людьми.
— А что ты имеешь против меня и моего брата? — с вызовом спросила панда Лянь. — Морда моя не нравится? Говоришь, что слишком мохнатая? На свою морду посмотри сначала, а потом нос вороти!
Ши Я Ван посмотрел на воинственных панд и людей и благоразумно решил не спорить. Только попросил несколько смягчить условия боев для новичков, чтобы сохранить их для других состязаний. Подумали, посовещались. Смягчить решили подушками.
Затем заявилась команда заморских моряков — смуглых, мускулистых, с обветренными лицами.
— Где эти салаги, якорь в глотку?! — прокричал капитан. — Буду их учить. Может, матросами и сгодятся. Уж мы с боцманом устроим им игрища.
Ши Я Ван долго согласовывал с моряками конкурсную программу. Из соображений безопасности он наотрез отказался включать в соревнование хождение по рее. В итоге согласились на катание бочек и загрузку трюма.
И наконец, появилась группа иноземцев с бледными лицами и светлыми волосами. Они оказались группой этнографов из Британии, изучавшими быт Чжоджийского уезда. Британские ученые рассказали, что на их родине самый популярный вид спорта — футбол. Затем они долго объясняли Ши Я Вану все нюансы правил, и тот согласился оставить для Больших Игр только самые основные: мяч, удары ногой, ворота с вратарем, пенальти и желтые и красные карточки…
***
За два дня до начала соревнований, когда площадки для игр уже были подготовлены, ранним утром Ши Я Ван собрал всех участников игр на центральной площади и сообщил, что пришло время серьезно готовиться к состязаниям. Невозможно хорошо выступить на соревнованиях, если ты как следует не разобрался, в чем суть, если не попробовал хотя бы раз себя в этом виде спорта, не почувствовал его вкус и не нашел удачные приемы. День был объявлен днем больших тренировок.
Британские ученые, правда, тут же заявили, что в соответствии с новейшими исследованиями, на тренировки требуется гораздо больше времени, чем два дня, но Ши Я Ван тут же шикнул: «Времени все равно нет, глава уезда ждет».
Кстати, о главе уезда. Чем ближе был первый день месяца чиньжоу, тем больше интереса он проявлял к предстоящим Играм. Сначала он заявил, что лично будет присутствовать на всех состязаниях, а потом изъявил желание поучаствовать в подготовке. Ши Я Ван торжественно зачитал послание главы, который обещал всем участникам сюрприз, который будет раскрыт только в день открытия Игр.
Последнее заявление вызвало серьезный шум. Что такое подготовил глава уезда? Но глава обещал, что его сюрприз не потребует от участников Игр особых усилий и каких-то нечеловеческих способностей. На том и успокоились.
Ши Я Ван рекомендовал всем командам разойтись по площадкам, немного потренироваться, а потом начать обход площадок соседей, чтобы все увидеть, потрогать, пощупать, испытать.

 

 

Ши Я Ван

Инициатор и организатор Больших Игр

Чи Джу Си

Капитан команды вороловов

Чжин Джу

Член команды вороловов от школы Сянь

Вэй Юан

Член команды вороловов от школы Сянь

Зе Донг

Член команды вороловов от школы Тянь

Кси Ао Дан

Член команды вороловов от школы Тянь

Ли Южань

Капитан команды домашних эквилибристок

Юминг

Член команды домашних эквилибристок

Мейли

Член команды домашних эквилибристок

Фенфанг

Член команды домашних эквилибристок

Ланфен

Член команды домашних эквилибристок

Капитан Альфонсо

Капитан иберийского парусника "Эль Барко".

Боцман Родриго

Боцман парусника "Эль Барко"

Штурман Пабло

Штурман парусника "Эль Барко"

Корадос

Матрос с парусника "Эль Барко"

Кончита

Племянница боцмана Родригеса и по совместительству юнга на судне

Ли Чжэньфань

Борец кунг-фу, Капитан команды единоборцев на Больших Играх. Старший брат Ли.

Ли Сяолун

Борец кунг-фу, Младший брат Ли.

Сию Вен

Мастер кунг-фу, по слухам обладает знаниями колдуна.

Лянь

Панда кунг-фу, сестра Дзяня

Дзянь

Панда кунг-фу, брат Лянь

Миншенг

Руководитель творческой группы каллиграфов и капитан команды каллиграфов

Лео Пин

Каллиграф

Янь Дейню

Каллиграф

Кинг Лан

Каллиграф

Лилинг

Каллиграф

Сэр Ротчестер

Профессор Стамфорсского университета. Руководитель группы британских ученых-этнографов, изучающих быт коренных народов Чжоджийского уезда

Мистер Мортимер

Доцент Стамфорсского университета, член этнографической экспедиции в Чжоджийский уезд

Мистер О'Нилл

Доцент Стамфорсского университета, член этнографической экспедиции в Чжоджийский уезд

Мистер Бремор

Соискатель Стамфорсского университета, член этнографической экспедиции в Чжоджийский уезд

Мисс Фокс

Худеожница-рисовальщица, член этнографической экспедиции в Чжоджийский уезд

Найден баг?