Рим III. Имение Валерия Руфа
  • Исторический детектив
  • Ролевой сериал
  • 2007 год.
  • Авторы:
  • Digi

675 год от основания Рима. 4-й день до Ид секстилия. Рим. Дом Мания Гордиана Фидената

 Вечер в доме Гордиана Фидената лишь начался, но ни у кого из присутствующих не было ни малейшего сомнения, что он не принесет радости, несмотря на все усилия гостеприимного хозяина. Ни веселая музыка, ни обилие вина, ни красота юных прислужниц, ни даже бравые ребята Квинта Навтия, предлагавшие гостям потехи ради потягаться с ними силой, не могли развеять мрачной и тягостной атмосферы и прогнать всеобщую тревогу. Прошло уже довольно времени с тех пор, как утонул Клелий Ланат, но по городу по-прежнему ходили странные слухи, будто бы его смерть была насильственной. Следом за ним при станных обстоятельствах погиб близкий друг Публия Цетега Статилий Вар. Разговоры об этих странных смертях, которые власти  упорно называли "несчастными случаями", по популярности соперничали только с модной в этом сезоне темой испанского заговора.

И лишь Гней Максим Корнут, племянник покойного Статилия Вара, пребывал в игривом расположении духа и, потягивая вино из золоченого кубка, непринужденно болтал с Луцием Структом и Марком Приском.

— Пассия, бывшая рабыня Клелия Ланата, — рассказывал Луций Структ. — Мы все ее хорошо знали, он с ней жил очень давно, но свободу не давал. Удержать хотел. Говорил, что она сразу бросит его, уйдет к другому. Любил видно сильно и ревновал. По завещанию же она не только становилась свободной, но и получала в наследство все состояние.

Максим Корнут схватил кубок вина и мгновенно осушил его.

— Луций, Марк! Вы понимаете, что эта самая Пассия… или как там ее… была более всего заинтересована в смерти Клелия Ланата!

— В любом случае, — встряла в разговор Лукреция Ветурия, — мы должны уважать выбор нашего друга, тем более покойного. Кстати, знаете, почему до сих пор еще нет Преции? Она собиралась зайти в дом Ланата за Клелией Пассией, чтобы пригласить ее на наш пир.

Будто бы в подтверждение слов матроны в тот же миг обе упомянутые дамы появились в пиршественном зале. Наследница Ланата была не просто хороша, она была ослепительно красива, хотя некоторый избыток роскоши в ущерб вкусу в ее облике все же присутствовал.

Максим Корнут вскочил со своего места и, демонстрируя изящные манеры, кинулся к наследнице, дабы проводить ее к столу.

Однако всеобщее внимание, направленное на прекрасную Пассию, внезапно было перенесено на нового гостя, появившегося в зале. Завсегдатай пиров у Фидената патриций Нуман Валерий Руф был явно чем-то чрезвычайно взволнован. Поприветствовав собравшихся, он едва кивнул Гордиану Фиденату, предлагавшему присоединиться к пиру на единственном свободном ложе — рядом с Прокулом Эггием Рутилом, и вовсе не удостоил вниманием своих будущих родственников Луция и Тита Структов. Лицо Руфа было напряжено, и этого не могли не заметить гости и хозяин.

— Простите, друзья мои, — громко заявил Нуман Валерий, — я прибыл сюда лишь потому, что так требовала наша устоявшаяся традиция. Вы ждали меня. Однако я вынужден не только немедленно удалиться, но и срочно покинуть Рим. Я отправляюсь к себе в имение вместе со своими детьми, и я прошу вас некоторое время не навещать меня там.

— А как же Валерия? — попытался вставить Луций.

— Ничего, переживешь! – холодно ответил патриций и направился к выходу. В дверях он остановился и, резко обернувшись, вновь обратился к собравшимся:

— Простите, друзья. Я подумал, что мне все-таки следует вам это сказать и объяснить причину моего внезапного отъезда. Сегодня мне сообщили, что следующей жертвой должен стать именно я. Прощайте.

 

Канун Ид секстилия. Имение Валерия Руфа

Завтрак прошел в нервной тишине.

Когда блюда были уже убраны со стола, в триклиний вошел помощник Веррия с двумя рабами и доложил, что приказ вилика в точности выполнен: рабы обыскали каждый уголок в поместье, но Валерия Руфа так и не обнаружили. Фурий нахмурился еще больше. Тогда помощник эпистата пропустил вперед двух стоявших за его спиной крепких парней, сообщив, что это те самые охранники, которые дежурили под утро на воротах. Они-то и сообщили, что видели хозяина в предрассветных сумерках, выезжавшим из поместья верхом без какого-либо сопровождения. В конюшне же они не досчитались одного коня и набора упряжи.

В триклинии повисло недоуменное молчание.

— Это какой-то фарс! — возмущенно объявил Авл Сатурнин. — Мы с сыном немедленно отправляемся домой!

— Никто никуда не уедет, — спокойным, но не терпящим возражений голосом сообщил Фурий. — Никто не уедет, пока мы во всем не разберемся.

Старший Сатурнин вскинулся и надменно заявил:

— Я патриций! И не каким-то там вчерашним рабам мне указывать!

Вилика перекосило, но он довольно сдержанно высказался:

— Помимо отсутствия хозяина, обнаружена пропажа крупной суммы денег из ларария. Пока вор не будет найден или пока не вернется Валерий Руф, никто не покинет поместье.

Нуман Валерий Руф

Нуман Валерий Руф. - Numa Valerius Rufus Богатый патриций, владеющий землями по всей Италии. Всем своим владениям предпочитает родовое имение неподалеку от Рима. С некоторых пор, решив избираться в квесторы, не обходил вниманием и городской дом. Хотя даже переехав в Рим, куда забрал и обоих детей, еженедельно проведывал поместье. Поздно ночью в 4-й день до Ид секстилия внезапно вернулся в имение с детьми, наемником и вещами.

Юстина Монтани Руфи

Юстина Монтани Руфи - Justina Montani Rufi. Вторая жена Нумана Валерия Руфа. Мать Мария Валерия Руфа. Скромная, приветливая, тихая. Помимо всепоглощающей любви к сыну, имеет только два увлечения – ткачество и сад. По отзывам знакомых, просто идеальная римская матрона. Хоть статую лепи.

Марий Валерий Руф

Марий Валерий Руф - Marius Valerius Rufus. 15-летний сын Нумана Валерия Руфа. Характер унаследовал от матери, кроме одного большого «но». С детства питает исключительную страсть ко всем представителям животного мира, и чем старше становился, тем более крупные масштабы принимало это увлечение. Попытки отца хоть как-то загнать в рамки тягу сына к фауне вылились в создание зверинца в имении. Остальные обитатели поместья это решение одобрили и стали зверинец по возможности обходить.

Валерия Руфина

Валерия Руфина - Valeria Rufina. Дочь Нумана Валерия Руфа от первого брака. Весьма живая и энергичная особа. Имеет мнение по любому поводу, и оспорить его редко кому удается, а уж перекричать так и совсем никому. Убеждена, что настоящая жизнь существует только в Риме. Хотя соглашается, что ее присутствие оживляет жизнь даже в таком захолустье как имение отца.

Амата

Юстина Старшая Монтани Амата - Justina Maior Montani Amata. Старшая сестра Юстины. В 7-летнем возрасте была удостоена чести стать весталкой. 3 года назад завершила свое служение Весте и должна была унаследовать состояние Монтанов. Однако семья Монтан попала под проскрипции Суллы и лишилась всего. С тех пор живет вместе с сестрой в имении Руфа. Гордая весталка оставила себе вестальское имя Амата и довольно быстро стала сосредоточием светской жизни в поместье.

Авл Туллий Сатурнин

Авл Туллий Сатурнин - Aulus Tullius Saturninus. Сосед Валерия Руфа. Хотя его владения порядком уступают землям Руфа, чрезвычайно гордится своим древним и знатным родом. Всегда выдержанный, надменный - патриций с головы до сандалий. В последний год регулярно наведывается в гости к Валерию Руфу, обсуждая с соседом какие-то дела. Неизменно привозит с собой сына.

Ремий Туллий Сатурнин

Ремий Туллий Сатурнин - Remius Tullius Saturninus. Единственный сын Авла Туллия. Молодой человек весьма романтичного склада характера, с чем давно и безуспешно борется его отец. Поэзия и философия привлекают его гораздо больше, нежели финансы и звон доспехов. На этой почве сдружился с Энифеем, хотя больше всего вдохновения, как впрочем и столбняка, пробуждает в нем вид красивой дочки Руфа.

Фурий

Нуман Валерий Фурий - Numa Valerius Furius. Вольноотпущенник Валерия Руфа. Вилик имения в течение уже 10 лет. Пользуется абсолютным доверием хозяина и пользуется им с умом. Дело свое знает четко, да и другим забывать не дает. Рабы поместья боятся грозного вилика как огня. Видимо, поэтому в имении Руфа всегда полный порядок, доходы неизменно превышают расходы, а несогласные с виликом отсутствуют как класс.

Энифей

Энифей - Enipheus. Ученый грек, грамматик. Нанят Валерием Руфом для обучения сына 4 года назад, с тех пор постоянно проживает в поместье. Учеником не слишком доволен, но щедрое финансирование хозяином процесса обучения, видимо, примиряет его с действительностью. Регулярно ездит в Рим для покупки книг, создал в имении прекрасную библиотеку, где и пропадает все свободное время.

Басса

Басса рабыня Валерии - Bassa Valeriae serva. Рабыня, кормилица Валерии Руфины. После смерти матери Валерии практически вырастила девочку и весьма привязалась к ней. Была подарена Валерием Руфом дочери 5 лет назад, и с тех пор является личной рабыней Валерии. Это дает ей многие преимущества – право жить в господском доме, не участвовать в обычных работах, возможность покидать имение. Слывет в поместье знахаркой и зачастую гораздо успешнее врача лечит рабов.

Атия

Атия рабыня Руфа - Atia Rufi serva. Рабыня-кухарка. Год назад была куплена Валерием Руфом у соседа Авла Сатурнина. Бойкая девица, весьма острая на язык. Некоторые считают ее слишком дерзкой, но кулинарные способности Атии искупают многое. Постоянно вертится на кухне, где даже ночует. Несмотря на такое явное нарушение распорядка, спорить с поварихой желающих мало, - здоровье дороже.

Волкаций

Волкаций - Volcacius. Неделю назад постучался в ворота имения Руфа и, заручившись покровительством Аматы, остался на какое-то время в поместье. Обладает неисчислимыми познаниями в гаданиях, ритуалах, экзотических обрядах, жизни Востока и еще множестве других областей. Кто-то считает его прохиндеем, кто-то странствующим философом и даже магом. Сам Волкаций лишь загадочно улыбается в ответ и гремит амулетами.

Скирт

Скирт - Skirtus. Наемник, прибыл вместе с Валерием Руфом в имение во время внезапного ночного возвращения. По-военному немногословен, обладает острым мечом, впечатляющей мускулатурой, выправкой и суровым взглядом, причем в последнем может соперничать даже с Фурием. Заинтересовал остальных обитателей поместья еще и тем, что Валерий Руф раньше не заводил личных телохранителей и уж всяко не селил слуг на господской половине.

Веррий

Веррий раб Руфа - Verrius Rufi servus. Раб, эпистат имения, правая рука и ставленник вилика. Все, что не может или не хочет делать Фурий, приходится делать ему. Все, что должно быть сделано в имении, по мнению вилика, должно быть воплощено им. Может, поэтому он молчалив и озадачен жизнью. Особым служебным рвением не блещет, хотя выстроить всех рабов в шахматном порядке при необходимости может за пару минут (для этого, как правило, оказывается достаточно двух волшебных слов «Фурий велел…» ) .

Тирон

Тирон раб Руфа - Tironus Rufi servus. Немой раб-садовник, куплен Валерием Руфом в Риме для жены. Более "ценного" приобретения на своем веку не помнит даже Фурий - есть впечатление, что за 2 месяца работы Тирона в поместье было выкопано и закопано больше ям, чем за всю историю расширения виноградных и оливковых плантаций Руфов. Однако до сих пор покровительство сердобольной Юстины спасало ее чудаковатого и безмолвного раба от всех неприятностей. И даже от гнева вилика.

Найден баг?