Ухмылка сфинкса
Когда пирамиды еще не были седыми, а про европейские племена и союзы еще никто не слышал, процветал, гремел бронзой оружия и потрясал научно-техническим прогрессом Египет. XVIII династия фараонов прочно держала рычаги управления половиной света в своих руках. Это было благословенное время процветания египетской государственности, именуемое "Новое Царство". Гордые хетты скромно жили по соседству, нубийцы потеряли интерес к набегам после последнего разгрома, а атланты уже утратили свое техническое превосходство, так и не отойдя от крушения своей земли в пучины моря.

Фараон Тутмос II уже воспарил своими Ка и Ба, оставив смертным свое тело и имя, а наследник Тутмос III еще не вошел даже в отрочество толком, и престол заняла дочь Тутмоса I, "песчаная" вдова II и мачеха III - царица Хатшепсут - достойная продолжательница традиций правления династии Тутмосидов.

Пески шелестели под ногами и пролетали бурями над головами, Великий Нил разливался по полям, делая их плодородными, Ра ежедневно проезжал на колеснице с востока на запад, а половина рабов Египта занималась вечным своим делом – возведением монументальных памятников. Немало их уже украшало просторы окрестностей Фив, но каждый власть предержащий хотел оставить о себе память у потомков, чтоб бессмертному Ка было куда зайти долгими годами вечности. 

На сей раз, терпеливо кроша камень подручным инструментом, под нервные, но привычные окрики, как обычно недовольных сроками бригадиров разных уровней, рабы собирали по частям Сфинкса Хатшепсут. Не прошло и года, как части колосса собрались в назначенном месте. Торжественное открытие данного шедевра зодчества обещало стать событием. 

Накануне, все причастные к созданию, а так же к ним примкнувшие друзья, родственники и просто уважаемые люди, не пропускающие таких мероприятий, собрались оценить результат. При свете зарождающейся зари, все они увидели, вмонтированный ночью рабами, лик Сфинкса. Чем ярче разгорался Ра, тем выше поднималась буря в душе каждого из присутствующих. Нарушил гнетущее молчание стук колес, неожиданно въехавшей царской колесницы. Хатшепсут даже изменилась в лице, утратив на миг на людях царское самообладание. "Кто посмел?!!" Только и пронеслось звоном бронзы над склоненными головами. 

На этот вопрос ей никто не ответил, но все вспомнили какой же веселой была вечеринка в честь автора проекта скульптора Иминитарха, на которой он впервые показал утвержденный грозной царицей макет Сфинкса...

Поежился автор, сбледнула с лица его хозяйственная супруга Оссилах, не нашелся что сказать даже обычно многословный Кабаридан. На лице Сепутахеба не дрогнул ни мускул, но в глазах-таки мелькнула некая искорка, а его жена Унсаними успешно прикинулась глухой. Главный инженер строителей Апитар потянулся за папирусами и макетами, и только Тутмос III по-детски непосредственно рассмеялся, за что был мягко шлепнут стоявшей рядом нянькой Тцани. Придворный скульптор Этиларих всем своим видом демонстрировал царице, что не стоило привлекать для великих дел всяких сторонних гениев, и только скромная служанка Андарами сочувственно смотрела на происходящее. 

ТО "ПаТуГЫЫЫ" 2008

 

 

Хатшепсут

Великая царица. Женщина у власти. Кроме несметного богатства, полученного в наследство от отца, обладает невиданной в здешних краях красотой, доставшейся, видимо, от богов. Больше не от кого. Привычно принимает как восхищение, так и зависть окружающих. Но в последнем случае еще более скора в приговорах.

Сепутахеб

Жрец, жрец и жрец. На дуде, увы, совсем не игрец, как, впрочем, и ни жнец. Себя считает истинным носителем веры, светочем Осириса. Но окружающие чаще говорят про "истовость" и редкостную въедливость. Место бессменной службы - главный храм Осириса. Женат на Унсаними.

Тутмос III

Юный наследник рода фараонов XVIII династии, сын своего отца Тутмоса II и пасынок Хатшепсут. 8-летний сорви - голова, весьма вздорного характера, что, увы, подкрепляется статусом неприкосновенности. Раскатать колесницей пару свежевспаханных полей или разогнать стадо- кто знает, что ему взбредет в голову?

Унсаними

Красивая и непостоянная, как бабочка. Хоть и замужем, но это ее совершенно не портит. Увлекается всем, что происходит в обозримом пространстве. Без ее участия, причем самого непосредственного, редко обходится веселая вечеринка и посиделки. Но, если вдруг, к ней относятся неподобающе, немедленно вспоминает о статусе мужа.

Иминитарх

Скульптор. В Египте это звучит гордо и монументально. Творческая личность 28 годов и о вечности, для которой созидает, еще маловато задумывается, все больше о бренном и мимолетном. И за что его только полюбили боги, наградив большим талантом? Женат на Оссилах.

Этиларих

Придворный скульптор. Коллекционирует наградные папирусы и бережет их тщательнее, чем свои каменные творения. Да и сказать по честному, не так их и много, творений - то. Последнее из них - фигурка, стоящего на хвосте крокодила, из пасти которого бьет жиденький фонтан - украшает дворец уже лет 5.

Оссилах

Если есть на территории Египта лучше жена, то, наверное, это только сама Исида. Хотя, домовитостью Оссилах и с ней поспорит. Печеное мясо бегемота ее рецепта известно шире, чем разливается Нил. И при всем при этом юна - 24 весны.

Андарами

Служанка Хатшепсут. Из тени такого солнца выбраться ох как сложно! Андарами и не пытается. Тихая и скромная, привычно реагирует на окрик: "Эй, кто-нибудь!". В редкие, свободные от суеты минуты, любит марать папирусы.

Кабаридан

Весельчак и затейник, как в душе, так и по профессии. Придворный фокусник, дрессировщик крокодилов и атлет по совместительству. В последнее время что-то необычно задумчив и мечтателен. Не иначе как от брата Иминитарха заразился.

Апитар

Бригадир строителей. Имеет огромный опыт воплощения грандиозных задумок всяких художников и власть предержащих в натуральную величину, в короткие сроки, при недостатке рабов, материала, в условиях жары, трескающей камень. Пережил смерть всей семьи от неизвестной лекарям болезни и с тех пор стал еще больше походить на каменного.

Тцани

Нянька Тутмоса II, а теперь и III. Заслуженная женщина осенних лет. Помнит всех еще в пеленках, если, правда, память ей не изменяет. После долгих лет жизни, стала меньше любить людей, а больше цветы. Говорит, они ей отвечают хотя бы взаимностью. Кокетничает? Проводит дни в саду, перебирая лепестки.

Кот Зеукс

По прописке -храмовый, в связи с чем, может изобразить священного. Однако, как и любой уважающий себя кот не менее по-хозяйски заходит во дворец, спит на плечах Кабаридана, харчуется у Оссилах, валяется на пороге Тцани. Шипит и кусается при малейших попытках ограничить его свободу передвижения.

Найден баг?